Принцип равноценного обмена

Принцип равноценного обмена

Синхронизмы, они такие синхронизмы!...

Чтобы получить нечто ценное человек должен отдать что-то равноценное в обмен. Таков один из главных принципов гармонии, и вы это знаете, дорогая принцесса Селестия. Каждый раз когда человек выбирает путь неравноценного обмена, это увеличивает энтропию и открывает дорогу Хаосу, что неизменно вредит делу Гармонии. И несмотря на достаточность примеров гибельности путей, отступающих от принципов Гармонии, человечие в своей массе так и не сумело разобраться и усвоить этот принцип. Принцип равноценного обмена.



Принцип равноценного обмена подразумевает сопоставимую компенсацию со стороны человека или системы для получения чего-то нужного. Причем цена для человека в конечном итоге касается его времени, усилий и дискомфорта, а для системы цена может выражаться во времени, усилиях и повреждениях компонентов системы, т.е. система может расплачиваться в том числе и жизнями людей, ее составляющих.
Равноценный обмен не предполагает всегда одинаковую цену, ведь люди и системы могут оптимизировать свою структуру и поведение чтобы более совершенная методология позволяла им тратить меньше ресурсов в будущем, например, НТП позволяет человечию производить нужные ресурсы с гораздо меньшими трудозатратами. Но такая оптимизация соответствует принципу равноценного обмена, ведь для уменьшения цены человек или система затратили время и усилия насвое улучшение, т.е. они эволюционировали, что и позволило им использовать свои ресурсы эффективнее. Также принцип равноценного обмена соблюдается при использовании ресурсов других людей или систем если в обмен на это отдается нечто равноценное. Например, хищник убивает и ест травоядных, но в обмен он выступает санитаром популяции, убирая в первую очередь ослабленных, а также является стимулятором к улучшению навыков побега и защиты, что позволяет популяции как минимум не деградировать, сохранять массовое здоровье и держать себя в тонусе. Нарушение принципа равноценного обмена происходит тогда, когда человек или система чтобы уменьшить цену за нужное им не улучшают себя, не наращивают свои возможности для производства, не увеличивают свою ресурсную базу, а начинают пользоваться ресурсами других людей или систем, отдавая взамен несравненно меньше.

Фактически неравноценный обмен является квинтэссенцией стремления к легкому могуществу, не выработанному своими усилиями и улучшением, но полученному за счет других людей или систем, т.е. паразитированию. Но почему неравноценный обмен открывает дорогу для Хаоса, ведь разве не является более оптимальной экономия своих ресурсов за счет окружающих? В статическом рассмотрении таки да, более оптимально затратить чужие ресурсы вместо своих. Но губительность пути, основанном на систематическом паразитировании становится очевидной если рассматривать ситуацию динамически, если понимать взаимосвязи и перспективу.

Первый подводный камень неравноценного обмена — это накопление противоречий. Дело в том, что людям и системам как-то не особо нравится когда кто-то паразитирует на их ресурсах. Причем стремление к равноценному обмену, как и ко всему гармоничному, характерно не только для людей. Человечие в своей гордыне любит рассуждать, что чувство справедливости характерно лишь ему. Но в животном царстве чувство нравственности и справедливости среди стадных животных — вещь очень распространенная, что доказывается целой линейкой экспериментов.

«Двум обезьянам дали работу (собирать камни) естественно за зарплату в виде еды.
Обезьяне в левой клетке предстояло собирать только один камушек, за что она получала кусочек огурца.
Обезьяне в правой клетке поручили собирать по два камушка, в следствии чего она получала виноград.

Этих обезьян поместили рядом (предварительно натренировав на работу) и заставили поработать первую. Она взяла привычную ей монету-огурец и сжевала как ни в чем не бывало.
НО как только эта же самая обезьяна увидела, что ПРАКТИЧЕСКИ за ту же самую работу соседу платят ВИНОГРАД (!)… » (можно смотреть с 12:30)


Это явление неформально стало называться эффектом огуречной обезьяны, и оно демонстрирует, что накопление противоречий и агрессии жертв со временем при неравноценном обмене неизбежно. Да, иногда они могут какое-то время потерпеть, особенно когда паразитирующего субъекта побаиваются или уровень понимания жертв недостаточен для противодействия, но сила и могущество не вечны, слабость и темнота жертв — тоже, и на любой лом когда-то найдется лом поувесистей, а на любую хитро сделанную гайку отыщется болт с соответствующей резьбой. Таким образом паразитирующие люди или системы гарантированно обрекают себя на расправу со стороны обманутых в будущем. Если дело касается человека, то его жизнь может быть гораздо короче чем время накопления противоречий до критического уровня, и если он живет для себя, то такая стратегия может казаться выигрышной, но тогда не поздоровиться его потомству — непосредственному или далекому.

Вторым подводным камнем неравноценного обмена является исчезновение стимулов к развитию и замещение их стимулами к деградации для паразитирующих людей и систем. При нормальном состоянии для получения большего количества ресурсов необходимо приложить большие усилия и улучшить себя, но паразитирующее состояние этого не требует, но требует лишь увеличения эксплуатации жертв. Это приводит к тому, что паразитирующие люди и системы как минимум перестают развиваться, а так как многие сложные системы паразитам просто не нужны, то они ко всему прочему еще и начинают деградировать. Закономерность этой тенденции мы можем наблюдать повсеместно: животном мире паразиты примитивны по сравнению со своими жертвами, паразитирующие классы людей значительно сильнее подвержены дегенерации и процент психических и телесных патологий у них зашкаливает, монополизация рынка или власти приводит к загниванию и примитивизации систем управления и так далее.

Таким образом нарушение принципа равноценного обмена, несмотря на то что дает определенные выгоды в оперативной и тактической перспективе, неизменно гарантирует для человека или системы гораздо большие, а чаще абсолютные потери в перспективе стратегической и глобальной, т.е. в перспективе такой человек (его род) или система обречены на деградацию и/или разрушение; они обречены на гарантированное поражение. Пути Гармонии допускают возможность жертвовать оперативными или тактическими целями ради стратегический и глобальных, но жертвовать глобальными и стратегическими интересами ради тактических и оперативных — это глупость, недальновидность, очевидно не оптимальный путь, а значит это путь Хаоса.

Но дегенерация и разрушение самих паразитирующий людей, родов или систем — это только часть угроз неравноценного обмена. Следование путями Хаоса неизменно влечет за собой гораздо более губительные силы, вызванные методиками неравноценного обмена. А эти методики, которые позволяют паразитирующим людям и системам обойти принцип равноценного обмена, я называю философским камнем.


Легенды гласят, что lapis philosophorum позволяет обходить принцип равноценного обмена, но для его получения нужны кровавые жертвы, и чем большую силу обеспечивает камень, тем больше людей нужно погубить чтобы заключить в камне их души. Возможно, в такой форме легенды описывают закономерность работы философского камня — методик паразитирования, которые не просто гарантируют деградацию и разрушение для паразита в будущем, но и является губительной силой для жертв и окружающих.

Примерами философского камня могут быть самые разные методики — от примитивных и понятных до изощренных и скрытых. Это и прямое принуждение в рабовладельческом строе, это и банальное воровство, и финансовые спекуляции, и эмиссионный ссудный процент, и колониальная эксплуатация, и неравная международная торговля. Философский камень позволяет паразиту производить неравноценный обмен с жертвой, но кроме того что жертва теряет ресурсы в пользу паразита, ко всему прочему она подвергается губительному влиянию для того чтобы философский камень мог работать. Например, рабы лишаются свободы, их волю ломают побоями и унижениями, а строптивых показательно убивают чтобы остальные боялись и эта методика паразитирования была эффективной. Финансовые спекуляции вытягивают из хозяйства прибыль, производящим субъектам недостает средств сначала на расширенное воспроизводство, а после и на простое, и хозяйство деградирует. Эмиссионный ссудный процент закономерно приводит к монополизации рынка, к необходимости бесконечного роста рынков сбыта/потребления, к доктрине потреблятства, к обыдлению населения под эти нужды и к исчерпанию планетарных ресурсов. Колониальная эксплуатация и неравная международная торговля требует искусственного сдерживания других народов и игроков в слабом состоянии, их подавления в военном, экономическом и идеологическом отношении. Работоспособность философского камня в каждом случае обеспечивается ущербом, который наносится окружающим людям и системам, и он значительно превышает экономию ресурсов, которую получает паразит вследствие неравноценного обмена. Потому добрым людям следует не просто соблюдать принцип равноценного обмена, но и препятствовать кому-либо использовать философский камень для обмена неравноценного.

Так пути легкого могущества приводят в действие губительные силы и ведут к Хаосу.
Желание стать сильнее похвально и оно даст добрые результаты если человек будет делать зарядку, заниматься спортом и правильно питаться, но оно приведет к недоброму финалу если человек захочет стать сильным без надлежащего усердия и будет использовать допинг и стероиды. Да, это будет быстрее и проще чем прилежные тренировки на первом этапе, но в дальнейшем ущерб здоровью будет несоизмеримым.
Желание победить похвально, и оно принесет добрые результаты если для победы грамотно используются ресурсы, но оно губительно если для победы используется неравноценный обмен и приносится в жертву будущее системы.
Начальству и элите не зазорно жить лучше чем окружающие и это благо если элита успешно выполняет свои функции и не выходит за пределы ресурсной возможности системы. Но неравноценным обменом будет ситуация когда элита, живя лучше других, не выполняет с достаточной эффективностью своих функций или живет потребностями, выходящими за рамки возможностей своей системы. Например, перманентной болезнью русской элиты с XVIII века является подражание уровню потребления западной элиты. Но высокий уровень потребления западной элиты обеспечивается, во-первых, более высокой урожайностью и рентабельностью производства из-за климатический факторов, и во-вторых, эксплуатацией колоний. Таким образом русская элита в своем стремлении жить как западная изымала (и изымает) из своей системы гораздо больше ресурсов чем та может выделить под элиту, из-за чего другим подсистемам ресурсов хронически недостает и они деградируют. Отсюда «недоедим но вывезем», отсюда же «надежный поставщик энергоресурсов». Чтобы получить нечто ценное человек должен отдать что-то равноценное в обмен. Нарушение принципа равноценного обмена к добру не ведет.

Таким образом соблюдение принципа равноценного обмена является одним из условий гармоничного развития социальных систем, а его нарушение и использование lapis philosophorum гарантированно губительно как для самого субъекта действия, так и для окружающих людей и систем. И потому безоглядная воля к власти и доминированию не может считаться признаком превосходства разума. Истинным признаком превосходства разума является его воля к Гармонии, выраженная в стремлении к улучшению и эволюции и сохранению принципа равноценного обмена, что является глубинной сущностьюсправедливости. Именно такая воля способна вести нас лучшим из путей, дорогая принцесса. Всегда верный, чешу вас за ушком.

ivan-mosk.livejournal.com/16825.html
Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: