Мужество женщин.

Мужество женщин.

Из дневника Нины Сергеевны Покровской, 12 февраля 1944 г., Москва: «Начальник отдела снабжения ГУМПа Нина Ивановна Осипчук, молодая, хорошенькая женщина, ведёт дома тяжёлую, многотрудную жизнь. Её муж, вернувшийся с фронта, болен очень странной болезнью. И болезнь эта быстро прогрессирует и не поддаётся никакому лечению. Он скован. У него не сгибаются и не разгибаются никакие суставы, ни руки, ни ноги, ни таз. Он стал, как статуя, которую можно прислонить к стене, поставить стоя, положить в несгибающемся положении, повернуть на бок. Поднять его можно только целиком, не сгибая. И вместе с тем он говорит, слышит, всё видит, ест, пьёт, сознание у него ясное. Он живёт. Он ещё совсем молод, как и жена. У них небольшой подросток-сынок и мама. Сначала, когда муж вернулся контуженый, это сказывалось немного, потом всё усиливалось и дошло до окаменения всего тела. Если его общими усилиями поднять с постели, поставить на пол и держать с обеих сторон, он может, чуть-чуть передвигая ногами, двигаться медленно, медленно. Но если его оставить одного, он упадёт. Нина Ивановна как-то называла эту болезнь. Я уже не помню названия. Положение его безнадёжно, но в таком состоянии он может ещё жить годы и годы. Он получает пенсию, однако возглавить семью пришлось Нине Ивановне. Целые дни до её возвращения с работы он лежит на кровати. Представляю, какими отчаянными глазами смотрит он вокруг. Он не может читать, потому что ему нечем держать книгу, нечем перевернуть страницу. Он может только слушать радио. Он не может обслужить себя, сходить в туалет, попить водички, поесть, вытереть платком нос, рот, глаза, если он плачет. И он всё видит, понимает, сознаёт. Ему всего 30 лет с чем-то. А Нина Ивановна целые дни на работе суетится, говорит по телефону, куда-то ходит, пишет и даже иногда смеётся. Но однажды я видела, как она, уронив голову на руки, горько плакала. Её сотрудники рассказывали, как она, приходя домой уже из магазина или с рынка, прежде всего вместе с матерью одевает мужу пальто, шапку, поднимает с постели, и они обе медленно, медленно спускают его вниз со второго этажа. Они держат его, тяжёлого мужчину, с обеих сторон, боясь уронить. Старушка и худенькая женщина. Спустившись вниз, они прислоняют его к стене дома, чтобы он подышал воздухом. Старушка остаётся караулить и поддерживать его, а Нина Ивановна бежит домой, открывает фортку, проветривает его постель, убирает комнату, возится у плиты. Потом они со старушкой поднимают несчастного наверх, а это ещё трудней. И, может быть, этот подъём длится час, может, и больше. Наконец его укладывают в чистую, свежую постель в проветренной комнате, умывают, переодевают, причёсывают, кормят, поят. После этого ужинают все. Вечером Нина Ивановна читает вслух мужу, проверяет уроки сына. И уже поздно раскладывает для себя раскладушку рядом с кроватью мужа. А утром рано бежит в ГУМП, оставляя больного мужа на попечение матери, которая готовит покушать и каждый день стирает и моет пол, чтобы родной несчастный человек жил в полной чистоте. Так живёт эта семья, обездоленная войной. Все страдают неимоверно, но больше всех, конечно, он сам. Нина Ивановна любит мужа и при каждом совете о больнице возмущается и машет руками. Возможно ли? Да кто же будет так жалеть и любить её мужа, где же он найдёт такую чистоту, покой и ласку? Нет, нет! Она этого не допустит! И её чёрные глаза наполняются слезами любви и горя. Она хватает телефонную трубку и чтобы поскорее уйти от этого, по её мнению, неуместного разговора, начинает решительно и требовательно говорить с Главметаллосбытом».

отсюда: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1396339853825144&id=100003474276142

Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: