Дендизм. Джордж Бруммель - первый лондонский денди.

Дендизм. Джордж Бруммель — первый лондонский денди.

 7 июня 1778 года, в Лондоне, в семье секретаря одного из столичных пасторов — мистера Бруммеля, появился на свет сын, которого назвали Джорджем Брайаном. Семья явно не бедствовала, тем более что малыш был любимцем дедушки, который владел сетью магазинов в одном из районов английской столицы. А бабушка, мечтающая о внучке, с самого рождения старалась одевать внука, словно куколку, предпочитая, чтобы юный джентльмен всегда выглядел ярко, броско, заметно выделяясь среди своих сверстников. Порой на одевание юного Бруммеля уходило час-полтора, но бабушка ни разу не выпустила его на улицу, не убедившись сто раз в том, что внук выглядит безупречно.


Можно ли осуждать за это пожилую леди? Она хотела, как лучше, правда, стараясь делать все не на глазах у зятя, который с каждым годом становился все напыщеннее, а когда ребенку исполнилось четыре года, стал личным секретарем одного важного шерифа, что добавило ему гордости. Тогда же он впервые обратил внимание, что теща слишком балует сына, и взял с нее слово, что она перестанет одевать мальчика как попугая, а в его костюмах будет больше тканей строгих тонов. В противном случае мистер Бруммель вообще запретит бабушке видеться с внуком.

Учись одеваться смолоду…


Молодой повеса Джордж Бруммель Пришлось им переходить на более строгие тона в одежде, но при этом бабушка по-прежнему старалась прививать вкус мальчику к гармонии в одежде. Туфли должны идеально подходить к брюкам, пиджачок к брюкам, а сорочка — к пиджачку. Кроме того, каждая деталь костюма должна быть не просто отглажена, а тщательно отглажена, и если сорочка безупречно белоснежная, она должна быть еще и накрахмалена!

Конечно, бабуле не очень нравились строгие тона, и она нашла выход, сменив темные пиджаки на пиджаки в крупную клетку. А здесь уже можно было легко играть и цветами, и размерами этих клеток. Кое-что можно было «выиграть» и за счет покроя. При этом бабушка не уставала повторять что-то типа «Встречают по одежке»…

Надо ли говорить, что, когда 12-летнего Джорджа определили в Итонский колледж, который в разное время окончили 18 премьер-министров Великобритании, он сразу же выделился среди своих сверстников. Естественно, не только своим умом, но и умением одеваться. Хотя нельзя не заметить, что Бруммель был достаточно образован, остроумен, а однажды ему даже вручили второй приз за сочинение.

Принц и отнюдь не нищий…


 Спустя четыре года Бруммель-младший стал студентом Оксфорда, где и произошло его знакомство с принцем Уэльским (впоследствии королем Георгом IV). Принц был старше своего тезки на 16 лет, но его поразило в Бруммеле умение одеваться. Все закончилось тем, что молодой человек покинул Оксфорд и отправился вслед за принцем в Лондон, где стал ослепительным алмазом в свите его высочества.

У него появилось прозвище — Красавчик, по нему сверяли каждое дуновение моды все английские франты. Да что там английские: говорят, что, когда из-под пера Александра Сергеевича Пушкина выходила строчка «Как денди лондонский одет, он, наконец, увидел свет» — он представлял себе именно Джорджа Бруммеля.

Конечно, чтобы идти в авангарде моды, нужны были деньги. Очень большие деньги. Дедушка, владелец магазинов, оставил внуку неплохое состояние — порядка 30 тысяч фунтов. Но это состояние не могло покрыть всех потребностей щеголя. Надо сказать, что только одних запонок с драгоценными камнями у Джорджа было порядка полутора тысяч. И это не считая различных костюмов, которые измерялись сотнями.

Шейные платки — изобретение Бруммеля

Американская киноиндустрия не смогла пройти мимо светлого образа Бруммеля. Его в одном из фильмов исполнил Джон Барримор. Похож?

Как денди лондонски одет! Не правда ли? Именно с легкой руки Бруммеля начали гулять сначала по Лондону и Англии, а потом и по всему белому свету шейный платки. Таким изящным предметом в одежде он старался подчеркнуть элегантность, граничащую с неповторимостью. Благодаря Джорджу на британских островах зародился такой стиль одежды, как клубный. То есть представители определенных слоев общества старались выработать нечто свое, чтобы отличало эти «сливки» от других кругов.

Впрочем, в таком стиле жизни, который проповедовал первый лондонский денди, было много изъянов. О первом я уже говорил — это стоило колоссальную уйму денег. Потому что Джордж на день переодевался по нескольку раз. И более того — ввел моду чистить туфли не специальным кремом, а… шампанским. Причем, не абы каким, а самым дорогим.

Второй минус — на одевание у Бруммеля уходило несколько часов. Однажды он начал одеваться в 10 утра, а закончил только в три часа пополудни. И это не считая различных «подгонок» костюма, которые денди делал чуть ли не ежедневно.

И самый главный минус — под влиянием своей исключительности Джордж заболел нарциссизмом. Он мог любоваться собою в зеркале тоже не один час. Конечно, в английском обществе было немало юных леди, которые мечтали подвести первого лондонского денди к алтарю, напомню, помимо всего прочего он был очень остроумен и умел изящно выражаться. Но Бруммель был однолюбом, и любил только себя одного…

Кого только на белом свете не сгубили долги?!

А это уже более современная киноверсия о Бруммеле, 2006 года Возможно, звезда Бруммеля еще долго сияла бы на английском небосклоне, если бы он не наделал сумасшедших долгов. Конечно, довольно продолжительное время он «приятельтствовал» со своим тезкой, сначала принцем, а потом и в его бытность принцем-регентом, фактически правящим страной. Но Георг — щедрый покровитель художников, гурман, имел репутацию холодного эгоиста, равнодушного к своим близким. Во-первых, не мог найти общий язык с дочерью Шарлоттой (вероятной наследницей престола), во-вторых, прогнал супругу Каролину Брауншвейгскую, которая хотела видеть в муже короля, а не предводителя денди. Словом, когда долги любимца принца — Бруммеля — достигли запредельных размеров, принц вместо того, чтобы компенсировать хотя бы часть из них (на что Джордж явно рассчитывал), указал последнему на порог.

Бруммелю ничего не оставалось делать, как бежать во Францию, в Кале. Это было рядом с Англией, некоторое время Джордж жил надеждой, что его вот-вот позовут обратно. Но шли годы, а этого все не происходило и не происходило. Он рассчитывал на друзей, но денежные передачи из Англии приходили все реже и реже: от нищего щеголя отвернулись практически все. (При этом английский «Коко Шанель» Красавчик Бруммель, которым англичане до сих пор восторгаются, был сифилитиком с провалившимся носом и чистил сапоги шампанским:galkovsky.livejournal.com/263859.html).Какое-то время он еще держался из-за того, что его назначили дипломатическим представителем Англии в Кале, но это длилось чуть больше года. И во Франции долги первого лондонского денди скоро начали составлять астрономическую сумму.

В 1835 году уже ничего не спасло Бруммеля от долговой тюрьмы. Однако английские друзья приехали в Кале, выкупили все его долги и он снова стал свободен. Но шансом своим так и не воспользовался, отчасти из-за того, что потерял всякий интерес к одежде. В 1837 году (в год смерти Пушкина, между прочим) у Бруммеля случились один за другим два паралича. Он вообще перестал себя обслуживать, и был увезен в благотворительную богадельню из Кале в Кан. Здесь, в Кане, он и встретил смерть 30 марта 1840 года. А фраза «как денди лондонский одет» по-прежнему живет. Теперь вы знаете, кому она посвящена…

Автор: Юрий Москаленко

https://shkolazhizni.ru/culture/articles/28503/#post_comments_continue — Джордж Бруммель: первый лондонский денди чистил обувь шампанским?


Источник: https://shkolazhizni.ru/culture/articles/28503/
© Shkolazhizni.ru

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: