Воспоминания о чеченской войне. Записки русского выросшего в Чечне.

Воспоминания о чеченской войне. Записки русского выросшего в Чечне.

Потрясающие записки некоего Масленицы,  — русского человека, родившегося в Чечне и прошедшего обе чеченские войны. Сейчас его уже нет в живых - Масленица погиб три года назад, уже в мирное время: вытаскивал людей из горящей машины, двух спас, а когда вытаскивал третьего, машина взорвалась. 

Теперь ребята собрали его записи, разбросанные по форумам, и выложили его воспоминания в сеть. Это должен прочитать каждый русский человек, чтобы понимать, с чем в лице чеченцев мы имеем дело.  

О резне русских после 1991 года (заметим, это происходило еще до ввода российских войск, когда вайнахи строили свою независимую Ичкерию и когда обвинить русских в бомбежках и чистках невозможно): 


Уважаемый Гурон! Вам со стороны, конечно, виднее, чем мне. Я всего лишь родился и вырос в Чечне (Надтеречный район, ст. Шелковская), потом вывозил оттуда семью и соседей (кого смог), а потом был «разведенным лохом», причем дважды: с 1994 по 1996, и с 1999 по 2004. И вот что я Вам скажу. В 1991-1992 гг (еще до первой войны) в Чечне были вырезаны ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ русских. В Шелковской весной 1992 г «чеченской милицией» у русского населения было изъято все охотничье оружие, а через неделю в безоружную станицу пришли боевики. Они занимались переоформлением недвижимости. Причем для этого была разработана целая система знаков. Человеческие кишки, намотанные на забор, означали: хозяина больше нет, в доме только женщины, готовые к «любви». Женские тела, насаженные на тот же забор: дом свободен, можно заселяться.  
  
Я видел колонны автобусов, к которым из-за смрада нельзя было подойти на сто метров, потому что они были набиты телами зарезанных русских. Я видел женщин, ровненько распиленных вдоль бензопилой, детишек, насаженных на столбы от дорожных знаков, художественно намотанные на забор кишки. Нас, русских, вычистили с собственной земли, как грязь из-под ногтей. И это был 1992 год — до «первой чеченской» оставалось ещё два с половиной года. 

Потом настали «весёлые времена». Русских начали резать на улицах средь бела дня. На моих глазах в очереди за хлебом одного русского парня окружили вайнахи, один из которых плюнул на пол и предложил русскому слизать плевок с пола. Когда тот отказался, ему ножом вспороли живот. В параллельный класс прямо во время урока ворвались чеченцы, выбрали трёх самых симпатичных русских старшеклассниц и уволокли с собой. Потом мы узнали, что девчонки были вручены в качестве подарка на день рожденья местному чеченскому авторитету. 

А затем стало совсем весело. В станицу пришли боевики и стали зачищать её от русских. По ночам иногда были слышны крики людей, которых насилуют и режут в собственном доме. И им никто не приходил на помощь. Каждый был сам за себя, все тряслись от страха, а некоторые умудрялись подводить под это дело идеологическую базу, мол, «мой дом – моя крепость» (да, уважаемый Родо, эту фразу я услышал именно тогда. Человека, который её произнёс, уже нет в живых – его кишки вайнахи намотали на забор его же собственного дома). Вот так нас, трусливых и глупых, вырезали поодиночке. Десятки тысяч русских были убиты, несколько тысяч попали в рабство и чеченские гаремы, сотни тысяч сбежали из Чечни в одних трусах. 

Так вайнахи решили «русский вопрос» в отдельно взятой республике. 
Чеченцы поймали русского «шпиона». Вещички русского тут же примеряются на вайнахского зверька. После короткого допроса русского человека убивают. И это еще самый безобидный эпизод из того, что творилось в Чечне после 1991 года. 

Ну и о том, что позволило зверькам устроить резню русских по всей республики, не встретив практически никакого сопротивления, он тоже пишет весьма ясно: 

И удалось им это только потому, что мы были ничтожествами, полным дерьмом. Мы и сейчас дерьмо, правда уже не такое жидкое – среди дерьма начали попадаться стальные крупинки. И когда эти крупинки собираются вместе – происходят кондопоги. Их пока немного, но вайнахи – молодцы. Настоящие санитары леса. В результате их культурно-просветительской миссии в России русские бараны снова становятся людьми. 

… Ролик снят боевиками в 1999 г во время вторжения группировки Басаева в Дагестан. На пути группировки находился наш блок-пост, личный состав которого, увидев боевиков, обосрался от страха и сдался в плен. У наших военнослужащих была возможность умереть по-мужски, в бою. Они этого не захотели, и в результате были зарезаны как бараны. И если Вы посмотрели ролик внимательно, то должны были заметить, что руки связаны только у одного, которого зарезали последним. Остальным судьба предоставила ещё один шанс умереть по-людски. Любой из них мог встать и сделать последнее в своей жизни резкое движение – если не вцепиться во врага зубами, то хотя бы принять нож или автоматную очередь на грудь, стОя. Но они, видя, слыша, и чувствуя, что рядом режут их товарища, и зная, что их зарежут тоже, всё равно предпочли баранью смерть. 

Это «один в один» ситуация с русскими в Чечне. Там мы вели себя точно так же. И нас точно так же вЫрезали. 

Я, кстати, каждому молодому пополнению в своём взводе, а потом в роте, обязательно показывал трофейные чеченские ролики, причём ещё менее гламурные, чем представленный. Мои бойцы посмотрели и на пытки, и на вспарывание живота, и на отпиливание головы ножовкой. Внимательно посмотрели. После этого ни одному из них и в голову не могло прийти сдаться в плен. 

С тех пор я наблюдаю и стараюсь брать на заметку всплески русского характера. Динамика изменения, в принципе, приятная, но до полного переобувания русских на правильное ещё очень и очень далеко. 

Будь русские мужчинами — никаких войск и не понадобилось бы. Население Чечни к 1990 году составляло примерно 1,3-1,4 млн. человек, из которых русских — 600-700 тысяч. В Грозном — около 470 тысяч жителей, из них русских — не менее 300 тысяч. В исконно казачьих районах — Наурском, Шелковском и Надтеречном — русских было около 70%. Мы на своей собственной земле слили противнику, уступающему нам в численности в два-три раза. 

А когда вводили войска — спасать было практически уже некого. 

… Но это только первая, самая простая фаза ненависти. Потом приходит понимание, что ни чеченцы, ни армяне, ни евреи, в сущности, не виноваты. Они делают с нами лишь то, что мы сами позволяем с собой делать. 

Я уже рассказывал Вам про речь Рохлина. А вот о том, что было дальше – не рассказал. А дальше был страшный, жуткий бой, в котором из моего взвода в 19 человек в живых осталось шестеро. И когда чеченцы прорвались в расположение и дело дошло до гранат, и мы поняли, что нам всем приходит п@здец – я увидел настоящих русскихлюдей. Страха уже не было. Была какая-то весёлая злость, отрешённость от всего. В голове была одна мысль: «батя» просил не подвести». Раненые сами бинтовались, сами обкалывались промедолом и продолжали бой. 
Затем мы с вайнахами сошлись в рукопашной. И они побежали. Это был переломный момент боя за Грозный. Это было противостояние двух характеров – кавказского и русского, и наш оказался твёрже. Именно в тот момент я понял, чтомы это можем. Этот твёрдый стержень в нас есть, его нужно только очистить от налипшего говна. В рукопашной мы взяли пленных. Глядя на нас, они даже не скулили – они выли от ужаса. А потом нам зачитали радиоперехват – по радиосетям боевиков прошёл приказ Дудаева: «разведчиков из 8АК и спецназ ВДВ в плен не брать и не пытать, а сразу добивать и хоронить как воинов». Мы очень гордились этим приказом. 

Жаль, Масленица не дожил до событий на Манежке. Очевидно, менталитет русских постепенно меняется, а молодежь так и вовсе никакого страха перед зверьем не испытывает. И это вселяет надежду. 

И я совершенно согласен с Масленицей: непрекращающийся конфликт русских с кавказским зверьем, очевидно, имеет некий провиденциальный характер — Господь Бог с помощью кавказцев снова творит из русских полноценную нацию, убитую большевиками, и этот процесс будет продолжаться. И с этим согласны даже такие рафинированные московские мальчики, как Борис Межуев: 

Нет одно дело «этническая идентичность», которая есть и как бы спит, а другое — «этническое пробуждение», когда я вдруг осознаю, что я — русский. Вот это последнее определяется не каким-то осознанием себя частью великой культуры, а просто столкновением с иной этнической группой, которая обладая немалым ресурсом солидарности претендует на доминирование в твоем регионе. 

Вот эта «русскость» — не есенинская, ни пушкинская, а совсем новая и современная — она продукт столкновения русских с чуждым этническим началом. При этом позитивные характеристики русскости не имеют никакого значения, дело не в том что кавказцы — плохи, а в том, что они сильны как сплоченная группа, они агрессивны и они чужие. 

Мультикультурализм не имеет к этой теме прямого отношения, государство может сколько угодно поддерживать русскость как культурный образец, но при этом отстраняться от этнической вражды, видя в ней угрозу государственному единству. 

Если говорить о прогнозах, вот эта антикавказская «русскость» будет все более усиливаться, не получая никакого политического выхода, пока лет через 20 не произойдет взрыва. Этот взрыв обеспечит национализму некую политическую легимность, и тогда возможен будет некий реальный проект отделения Северного Кавказа. Сейчас же пропасть между этнонационализмом и государством будет заполняться только риторически — словами, жестами, намеками. Это и происходит, кстати. 

Если оставить в стороне прогнозы о 20 годах (судя по динамике процессов, все произойдет много быстрее), то в целом Межуев прав: в пробуждении русского самосознания кавказский фактор играет важнейшую роль,  и в дальнейшем он будет только усиливаться. 

Масленица рассказал и об одном из множества преступлений, совершенного Егором Гайдаром — у этого ельцинского упыря крови не по локоть даже, а по самую шею: 

Это чмо имеет непосредственное отношение к процессам, затронувшим и каждого из нас в частности, и всю нашу бывшую Страну в целом. Это с точки зрения «экономики». 
Но у меня к нему есть вопросы и неэкономического характера. В январе 1995-го вышеозначенный господин в составе большой делегации «правозащитников» (руководитель — С.А. Ковалёв) приехал в Грозный уговаривать наших солдатиков сдаваться чеченцам под свои личные гарантии. Причём Гайдар светился в тактическом эфире как бы ещё не интенсивнее Ковалёва. Под «личные гарантии» Гайдара сдалось 72 человека. Впоследствии их изуродованные, со следами пыток, трупы, были найдены в районе консервного завода, Катаямы и пл. Минутка. 
У этого Умного и Красивого руки в крови не по локоть, а по самые уши. 
Ему повезло — он сдох сам, без суда и казни. 
Но настанет момент, когда, в русских традициях, его гнилую требуху вынут из могилы, зарядят в пушку и выстрелят на запад — ОНО недостойно лежать в Нашей Земле. 

Забавно наблюдать, как русофобствущая сволочь вроде «твердого знака» отмывает этого упыря в журнале Максима Соколова.    

А по поводу зверьков можно вот что сказать. Прослушайте внимательно запись вчерашних дебатов с Дадалаевым. Там интересно не то, что говорила Горбунова (по этому поводу я уже высказался), а что говорил вайнах.    

Дадалаев, президент т.н. Ассоциации чеченских общественных и культурных объединений, человек, в общем-то советский. И в основном он толкует о советской дружбе народов. Но вот речь зашла о шариате — новом поветрии среди кавказцев, и Дадалаев -видимо, зная, что его выступление прослушивают соплеменники, не мог не сказать несколько более развернуто об этом поветрии. И начинает нахваливать шариат. 

Из этой речи (если бы была стенограмма записи, это можно было бы продемонстрировать) видно, что к традиционному чеченскому менталитету, основанному на желании поставить «русачков» на колени, а в случае отказа пустить кишки, сегодня примешался и религиозный элемент. Теперь для зверьков поставить русских на колени — это уже не только племенная задача, но и религиозная. Сегодня они русских считают скотами не только в силу вайнахского менталитета, но и на основе исламского мировоззрения. Для них теперь русские и в самом деле неверные и шайтаны. А что правоверный мусульманин должен делать с неверными - думаю, объяснять не надо. 

Поэтому сегодняшние чеченцы рассматривают всю Россию и весь русский народ как свою добычу, которая принадлежит им не только по праву традиционного разбойничьего чеченского образа жизни, но и по праву «истинно-духовных» мусульман: женщины, земли и собственность неверных — это их добыча по праву вайнахов и по праву мусульман . Отсюда все эти лезгинки с криками «Аллах акбар!» и другие особенности поведения кавказцев в России.  

Так что делайте выводы. И не забывайте, что сказал по этому поводу тот же Масленица, который прожил рядом с чеченцами много лет, а потом много лет с ними воевал, и который знает их как облупленных: 

На нас постоянно производилось психологическое давление, постоянно «щупали на слабину». Чуть прогнёшься – всё, конец: опустят так, что уже не поднимешься. 

Вот эту простую мысль каждый русский должен выбить золотом и крепко о ней помнить.

kubanezz.livejournal.com/14355.html
kubanezz.livejournal.com/15102.html
http://kubanezz.livejournal.com/15252.html

sx888.livejournal.com/366918.html

Обсудить у себя 2
Комментарии (1)

НЕ НУЖНО НАГНЕТАТЬ ОБСТАНОВКУ-ОНА И ТАК НЕ ПРОСТА....
еСЛИ ТЫ ХОЧЕШЬ СКАЗАТЬ.ЧТО ЕЛЬЦИН -БОЛВАН И ТУПОЙ НЕДОДЕЛОК,
ПРОСРАВШИЙ СТРАНУ-ТАК И СКАЖИ. 
СОВСЕМ НЕТ НЕОБХОДИМОСТИ СЕЯТЬ ВРАЖДУ МЕЖДУ РУССКИМИ И КАВКАЗЦАМИ ,
ЕСЛИ ЕСТЬ НЕРЕШЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ -ИХ НУЖНО РЕШАТЬ... 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: