"Невозможное возможно" Гл.3. Исход. Дмитрий АН

«Невозможное возможно» Гл.3. Исход.

Дмитрий АН



2011г

Но так ли мир беззащитен? Возможно, высшие и космические силы ошибаются в собственном величии? Возможно, столь беззащитным мир Земли кажется только внешне? Возможно, сила мира не в отдельно выделенных защитниках? Возможно, сама суть мира, как и люди, что являют часть её, должны проснуться? Возможно, зря высшие силы жаждут лёгкой добычи от столь беззащитного мира?

Возможные совпадения с событиями и людьми абсолютно случайны.


Глава 3. Исход

Тёплый океан, приятное бурление. Сколько всего, живи и строй не хочу. И плавает, плавает. Что там про этот мир? А, выхода нет? Ну не впервой.
Осмотревшись, он нашёл многое из многого для постройки тела. Дело не хитрое, сотворим чего-нибудь. Только надо рекогносцировочку сделать, а то сожрут и не подавятся. Отравятся конечно, невиданным им доселе телом, но сначала сожрут, а после будут думать, что сожрали. Бульон, это хорошо. Наборы плавающих элементов — собери тело, второе получишь бесплатно. О, доставка материала с внешнего мира. Так-с, что там снаружи? Ух, самоходяший океан! Ой, так то же тело! Ну, ничего себе! Давненько не заглядывал в этот мир. Местность прикольная, небо синее, перспективное. О, вода, так вот ты где первородный суп простейших! Испоганили тебя защитники чистоты, всего вычистили. Ну, какая живность скажите, в чистой воде зарождается? И правильно, что этот мир чистят от этих умников периодически, а то весь мир стерилизуют своими замашками по чистоте. Вот посадить бы чистоплюев этих на одну воду с хлебом! Посмотрели бы, как они животы отрастят, и ноги не протянут, на чистой-то воде! Усохнут. А что, верный способ похудеть! Хлеб и вода.

Чем-то напоминает этот мир — мир прежний, жёлтый, тёплый местами, местами холодный, знатные возможности в одном месте собраны. Если бы только эти двуногие не мелькали. Кстати что это за живность такая двуногая? Какие-то неуклюжие, разберёмся.

Надо найти доминирующую форму материальной жизни. Так-с, какой выбор! От ходячих и летающих, до ползающих и просто пребывающих в прострации! Да-с, богатенько.

В прострации — не подходят, они давно зависят от светила и обслуживающих их систем, как поменяют чего заказчики мира, сразу им и каюк, хотя заманчиво, такие возможности мощные, титаны первородные понимаешь! Но их тела разрастутся не быстро — не подходит, надо что-то поживее. Да и двигаться надо, не лежнем же лежать и управлять? Насекомые? Мелковаты и зависимы. Рыбы? Привязка к воде, не надо, ограничение и зависимость. Так-с, ползучие — гибкие, удобные, но зависят от светила, а там кто знает, что придумает заказчик, и что его кокону пригрезится и припрёт. Ну, их.

Летающие и четвероногие, тёплые, с собственным реактором, разумно. Во, цари местной жизни, всё поставили в подчинение, какие-то двуногие им прислуживают. Логично. Но прислуживают? Не подходит, зависимость от кого-то не подходит для реализации. Да и заелись эти цари мира, живут и благоденствуют, ждут очередной жатвы, как выхода в мир лучший. Ну их, лентяев.

Остаётся не много, эти двуногие, что шебуршатся, простейшие на организацию свою, всё чего-то делят, обслуживают всех остальных, дерутся, и размножаются. Увлечены собой, считают себя единственными живыми в этой песочнице, откуда другие вылезли давно, а эти ползают, и считают себя уникальными. Вон, в костях копаются предков. Верят, что амулеты их прежних костей их спасут от лени. Имеют массу заделов, пустые ящики для дополнительного оборудования, обычно пыльные и грязные с перегоревшим освещением, мнят себя пупами земли, считают, что их тут заковали навечно. Кто-то тела запаковал и на склад сдал, а остальные верят, что это спрятанный генофонд. Счаз, это залётчики-умники, что из своих банок выйти не могут, а когда-то надеялись отсидеться в бункерах, вот и сидят и надеются на будущее, когда их достанут и спасут. Все надеются друг на друга, на Бога какого-то, и что в будущем их накормят до пупа в каком-то Раю. Ах, да, Рай — распределитель, ну надейтесь. Поголовно ждут какого-то мессию, что их спасёт и куда-то отведёт. А может месиво ждут? А пока ждут, весь мир на них ездит, и пинает их. Вон океан, чуть что не так, вжик, и помыл от них поверхность. А те ничего, опять кучкуются. Или поставки двуногих туристов в отдалённые провинции джунглей? Животным тоже хочется деликатесов. А кто-то вообще прямо в телах двуногих живёт. В общем, универсальность полная. И ведь верят, что всё происходящее в мире, целиком их заслуга!

Ах, вот кто тут главный продукт самости наверх, кормовая плантация серого мира, которого всем остальным этим миром сдают в переработку туда! Не себя же? Так вот что двуногие тащатся от своей важности, им наплели, что их скоро с почестями поведут в переработку, а там заботливо примут, они и рады стараться, себя в упаковку заворачивать. Хи, даже соревнование организовали — кто дольше проживёт, но все хитрят, красуются перед всеми. Зато, каков задел! А адаптация? А разнообразие видов! А плотность упаковки! И можно шевелиться, и зависимости вроде нет. Да, пожалуй тут затеряться можно. Главное не выделяться, а то заделают ещё главным пупом земли, будут одежду на лоскутки рвать, жидкость приносить, и требовать за них всё сделать, а после сожрут с почестями, или сдадут в жертву в переработку.

Дело известное — прознали — пропал, завалят телами страждущих бездельников, в обмен на спокойствие и безделье остальных. Не те, так эти. Ух ты, да у них даже направления сбора урожая по качеству продукции по сих пор есть! Они так течениями это и зовут! И что, действительно верят, что их поклоны там кому-то нужны? А что, тут можно неплохо ужиться, главное не вылезать, хотя при их самоуверенности в своих «способностях», «прозорливости» и «самолюбованием», это будет не трудно. Странно, что приказ на восход солнца ещё не издали, хотя наверняка пробовали, «повелители» стихий однако.

Модель выбрана! Осталось раздобыть план. Лучше приличный, но обычный, чтобы не выделялся, а то сделаешь крылья, а после будешь скрываться, кто их знает, что у них за тяга и фетиш к избранным и необычным — обычно разбирают на косточки, и после верят в исцеляющую силу этих запчастей. Они бы лучше в мозги свои верили, но дело стандартное для песочниц. Надо быть как все, как все, кто все?! Где проще скрыться? Конечно в бардаке! Ух ты, вон задел, и бардак, и все умные, каждый умён, что жуть берёт, от гордости его за всех. Все всё знают, всё умеют, но ничего не хотят, и как вляпаются, так опять кто-то виноват, но не они. И виноват кто-то у них до сделанного, и после сделанного! Кого-то напоминает. Уж не Она ли тут развела столько саженцев когда-то? Вот так и доверяй порулить миром, «всё знаю, всё умею, только словами скажи, всё пойму!» Ага, поняла, сделали как проще, чтобы не утруждаться. А сама небось предавалась поэзии, это так называется узаконенное безделье обличённое в высокий слог.

Кто речи толкает с высоких трибун, пирамид, мавзолеев с костями предшественников уверяя, что ведёт тяжкую работу звуковыми мышцами, а его по любому не слышно. Кто руны или буквы складывает, уверяя, что потомки прочтут, и в благоговении перед его мудростью воздвигнут памятник на века, ему-то что до памятника будет? Кто-то слова кладёт в приятные ритмы, уверяя, что это он для других столько делает, неся откровения. Кто-то вовсе медитирует, как те бездельники в пещерах с генофондом, уверяя, что каждой своей эманацией они спасают планету! Ага, ставьте им памятник! Лопату им в руки, и на уборку снега! Ну ладно, пусть хоть ведро за собой вынесут, а то медитируют в грязных трусах, или без оных, чтобы не стирать! А ведь делают только для себя, и своё время тратят. Уверяя, что кто-то их поймёт и оценит. Это как те, в бункере, с телами засели, а теперь не знают, куда их девать, и тело не бросишь, и выйти на свет не получится, развалится, зато можно уверять, что они ценный генофонд нации, храните их и не бросайте — они ценные! Генофонд нации, понимаешь. Кому нужен старый генофонд? Только в музей? Ну не привыкать, подойдёт, дело знакомое, все увлечены «делом» — тут привычно жить будет.

Выяснилась одна противная вещь, что план надо ещё заполучить! Материи в этом бульоне море разливанное, а вот план постройки… Где берут? Наблюдение показало, что план выдаёт тело, что тут зовут «мужиком». Так, нам срочно нужен мужик! Мужик!!! Ты где? Ой, бульон колыхнулся, что-то там наверху произошло. Обследование показало, что это тело, что содержит первородный бульон этих простейших двуногих, на местном наречии кличут «женщиной»! Ух, ну прямо Она! И всё всегда знает! И ничего сама не будет делать. Вот это самомнение! Задача усложняется, но не очень. Ну-ка ещё — МУЖИК! Ой, отзывается. Фу, какие гадости про мужиков. И что, вправду коварные и грязные свиньи? Ну, ничего себе! Обманщики и ничего не понимают в женщинах? Ужос! И даже не слушают тебя и сами думают? Вот итъ! Да, задачка труднее, чем казалось.

А зачем тогда мужиков разводят? Ах, романтизм? Это когда грязные свиньи и потные мужланы? Ах, в промежутках? И большой промежуток? Хы, неужели такой маленький? А в остальное время? Ух, ещё и сволочи? И как они тут выживают? Что? Денег дают? И делают, если попросить и пустить обиду или слезу? Это такие заменители твёрдой материи, что можно обменять на остальное и хочущееся и ничего не делать, только изображать? А, деньги — это заменители мужиков с романтикой в магазинах, когда отвлекаемся от дум, какие они козлы, и как пошли налево и представляем как они романтично нас одевают, а мы все из себя важные? Блажит самомнение однако. И что, часто ходят налево? Как каждый раз? А как же размножаться? Или это с теми, кто пришёл с другой стороны, уходя налево там? Да, и это тоже налево, но с правым уклоном? А! Это налево, но когда мужик не козёл, а романтик, но в её мнении, и не пьян, не пахнет, и вообще милый, как… Постой, это же получается подруга в мужском теле? Что-то странное — желать подругу в виде мужика, но мечтать о романтизме, подменяя романтизм мужиком, ибо хоть это есть, представляя себя в романтических сетях, и главное не отвлекаться с небес на землю и от счастливых и возвышенных эманаций! Оргазмос эректус эротикус мечтатос окрылятос возбуждатос хотетос? Однако… А мужик так, для между делом, и чтобы мечту не портил! И чтобы знал своё место, и не гордился очень — надо ругать постоянно. Однако вот это и стартовый задел. Ах, да, с жизнью это всё упрощается, падает завышенная самооценка, и падают требования, ну это и радует. А то бы совсем вымерли.

О, вот он, секретный путь! Когда внимание улетает куда-то туда, и тогда всё кажется замечательным, даже… Ага, надо отвлекать внимание. Что у нас со вниманием у простейших? Ага, линейное и однозадачное. Главное отвлекаловка — «побольше». Любят блестящее, красивое и мужественно утончённое, чтобы всем нравилось, и хвалили, но чтобы только сразу, чтобы не ждать, и не как у всех, чтобы взоры только на них, в их мнении конечно. Ах, вот почему поэзией увлекаются! Кратко, не напряжно — выдал пару строчек, и все в восхищении уже рвут на части, поклоняются, знай, прячься от поклонников. Ну, это в мечтах. Хотя они всегда всё знают, это понятно. А поклонников не видно? Так попрятались — стеснительные.

Как они с такими противоречиями вообще что-то делают? Да, бывают случаи сложнее. Ха, оказывается, есть универсальный метод, перенасыщение внимания! Ух ты, сколько рюшечек под это! Алкоголь для быстрых решений. Вредно и запретно? Так ещё заманчивей! Хы, и они все утверждают, что алкоголь вреден? Так ещё заманчивей! Ибо — запретное! Сладкая словесная лапша для утончённых. Блестящие побрякушки для самодовольных. Ну и классика жанра миров — «как у всех, но у тебя лучше»! Неважно что, хоть прыщик, лишь был эксклюзивным, желался всеми, а лучше тайно, и тебе говорили, как он у тебя лучше всех! Естественно мы сами знаем, что мы лучше, но подтвердите нам пожалуйста, а то мы «неуверенны», что мы лучше! Ничего нового, всё как всегда, простейшие, протянул мягко он. «Простейшие» — в его исполнении звучало по-отечески тепло и ласково, как зовут любимых своих детей. Но не мешало мыслить цельно, и без самообмана. Понятно, что к ним относятся как к детям тут все живущие в мире, и даже разрешают играть в песочке совочками! Не о высоком же с ними говорить?

Хы, оказывается «мужик» ловится ещё проще. Эй-там, можно так называть? Это «Эй, там» звучало ласково и мягко, знакомо и тепло, отдавая волнами знакомой когда-то теплоты для чуть светящегося и всего растрёпанного сгустка этого тела. Почувствовав идущее тепло, тот с радостью общался, как ребёнок, который был давно один и заброшен всеми. Нам подойдёт любой мужик или нужен особенный? Три глаза, 4 руки, особые примеры? Чего фу? Зато не как у всех — эксклюзив! А, понятно, в этом деле эксклюзив не приветствуется, нужны проверенные, а лучше другими проверенные, такие ценятся выше. Ну, это понятно, пока ничьи — нужны проверенные, не самим же думать — мнение других важно. Стадность однако. А как своё, так никому не дадим проверить! Вот их рвёт-то, двойственность, это мы понимаем.

Да, двуногих много, а выбор не велик. Эй-там, наверху, есть что на примете? Может какой этакий имеется, ну хоть какой-то? В детстве в песочнице играли, или в садик вместе ходили, или подружка советовала не встречаться? Ага, есть. Но стесняемся?! Эй, вы тут что, совсем того, как план-то получить? Вон животные, раз-раз и готово! Вам должно быть проще! Вон сколько правил придумали, на кривой козе не подъедешь. Эй-там, что у нас с романтическими временами, что на примете? Ах, лето? Море, пальмы и песок? Ах, да мы уже на море. Вот подвезло!

Романтика есть, осталось найти подходящее, и расслабить, отвлечь внимание, а там раз и план! Как не пьют?! Совсем? А вот чуть-чуть? Ну откуда, откуда у них столько дурацких правил? А чего не пьют-то? А, поймают, нападут и планы передадут? Так никто же не ловит, что бояться-то? Ах, да, мячты, мячты… Романтизм в отдельно взятом организме. Странно, что двуногие вообще не перемёрли при таких-то правилах.

Эй-там, а что у нас в планах для организма? Ух ты, это да, медовый месяц у нас?! Это когда много-много планов и всё нам?! Это вот этот «мужик» и есть наш поставщик планов? Так-с, присмотримся. Вполне. Эй-там, когда планы поступят, мне уже хочется приступить! Уже были?! Так, в этих навалах материала только бы найти. Эти?! Нет, ещё, ещё. Во, эти?! Так, ещё, ещё, кто его тут разберёт, сплошная биология. Зато сколько материала! Да где же эти планы?! Эй-там, как хоть выглядят? Бело-серые? Белые… Белые… Эти что ли? А чего такие мятые? Какие есть? Ладно, пойдёт. Так-с, что у нас тут? 2 нижние конечности, 2 верхние конечности, отросток с мозгами, дырки под вход, выход. Ой, что это? Эй-там, что за недоразвитая голова среди нижних конечностей и без костей? Там и мозги-то не поместятся, да и почему снизу? А! Это инструмент передачи планов? А чего такой маленький? Ах ты! С возможностью расширения! Дайте 2! Нет, постойте, зачем 2? Без фанатизма...

Сверху вроде прилично, а что тут должно выпирать чуть ниже крепления рук? Ага, отжим и хранение и выдача первоматерии — «молоко». А зачем? Эй-там, зачем? Кормить? Кого кормить, меня кормить? А, поставка материи сразу в тело, ух ты! Так, а где моё место, аха — вот тут! Надо дорисовать капсулу, чтобы мир не попортить собой, а то мало ли что, они такие ранимые, и запасные баки. Эй-там, с поставками материалов проблем не будет, а то мне тут потребуются редкие элементы, всё же не на раз строим! Ага, поняли, что телефон? Во, надо же, телефон! И что? Заказывать?! Ну, ничего себе сервис! Чтоб я так жил! Постой, и так живу, ну это шутка.

Так-так, тут дорисуем кладовочку, тут дополнительные элементы, тут комнатки под расширение и заселение. А, лаборатория! Ну, вроде всё. Эй-там, готово! Пускай! Чего нажать? Куда нажать? Вот сюда нажать? И положить? Чего положить? А, положить и дёрнуть! Так-с, положили и дёрнули! Ух ты, делится! Бурлит, бурлит! Ну, пусть работает, прошвырнёмся пока. Эй-там, а сколько оно так будет строится? Сколько?! Нет, что реально столько? Н-да, тут можно наплодить гору кого угодно из других тел, пока построится это. А что получится, или бывает брак? Ах, ещё и могут удалить?! Это когда там кому-то что-то приспичит? А… В общем, «звезда в шоке». Как они могут? Как?! Но нет таких трудностей, которые мы бы сами себе не создали бы.

Так-с, стол заказов, нам пожалуйста обеспечить приход того-то и того-то. И разных приятных вибраций с шумом моря. Пусть растёт.

Да, мир был неплох, жалко, что оставалось ему жить недолго, часы его сочтены, до жатвы оставалось буквально годы. Но казалось, что жителей это совсем не волновало, они если и верили в ситуацию, то как-то вяло, скорее ожидая перемен, сладких пряников для себя любимых, чем что-то кардинально изменившегося. Кто-то подотрёт, кто-то уберёт, их поселят ещё лучше. Знали бы они судьбу предшественников. Но это их не волновало похоже, не более чем новое приключение.

Он наблюдал за постройкой, иногда видя подлетающие любопытные сгустки, пытающиеся прикарманить новое тело. Но, завидев его и сложность конструкции — ретировались. Тело строилось, иногда план уточнялся, материалы заказывались, системы проверялись, проходили стендовые испытания. Тело проходило все стадии этого мира, от простейших тел энергий мира, до этого завершённого плана. Где-то он узнавал прежние тела, или наработки тех, кого не принято называть и мыслить, редко встречалось что-то новое, уже после него. Иногда теребил «Эй-тама», чтобы сменили пластинку, или почитали чего на ночь. Проверялись системы, усложнялся рисунок ума, всё же под себя делалось.

Он осматривал этот мир, Вселенную, он его узнавал и не узнавал, всё же давно тут не был. Когда-то его Создали и он был его Чудачеством. Но так понравился, что они, с теми, кого нельзя назвать и мыслить, развлекались, создавая собственные огороды планид. В этом мире — Вселенной, возможно всё, вообще всё! И это привлекало, заводило, и будоражило всех, после тусклых миров Существования. Правда «всё», что сможешь сам придумать, а не списать. Вот и делали. От тех времён остались Планиды, планеты, и куча информации. Ну, ещё костей прежних экспериментов, сломанных и существующих, даже самовоспроизводящихся. Под останками которыми ещё теплилась жизнь и Существование. Слой клался на слой, с каждым отжимом, каждый последующий строился на предыдущем, а предыдущие неплохо уживались ниже, считая последующих и простейшими, и развратными небожителями. А тех, кто снизу — предтечами, мудрецами и спасителями их от проблем, если удастся выковырять их оттуда. Но, те не глупцы, кормить простейших лентяев выше, и они окапывались глубже, получая многослойный «пирог» планов, миров, Планид, и мерностей. Кое-где засев прекратился, где-то уже стало не интересно. Те, кого не принято называть и мыслить, разошлись по собственным мирам — Вселенным, внедрять свои наработки. Кто-то по галактикам. От тех времён остались сказания, мифы, куча информации, правда бесполезной и груды мусора, костей, и копошащихся в ней, как в большой куче живности и нежити.

И он смотрел на этот мир, что нынче звался Землёй, и шебуршание на нём. Обозревал движение предков, предтеч, и просто забытых цивилизаций, которые сместились по планам в линейное «прошлое», «исчезнув», продолжая существовать рядом. Кто-то заперт в межмирье, засел в банках бункеров, надеясь, что вытащат, когда всё кончится, как те из «генофонда нации», а тех и нет уже, кто вытащит. Но тут, в этом мире только их отблески и руины напоминали своими следами о них живущим, даже не догадывающимся, какое активное существование, но не жизнь идёт кругом. Изредка были видны системы взятия анализов, и провалы в мирах, что быстро затягивались в агрессивной для них среде Жизни. Виден шар пояса сгустков, что устроили типа привычной Земли с постройками по привычке, пока ждут возвращения, и даже кладбище сгустков, что совсем сели и растратили эманации или были порваны собственной значимостью, распавшись на искры и отблески, уйдя на склад, что так же входил в базу информации Вселенной. Базу информации Вселенной составляло вообще всё имеющееся, распавшееся, живущее и существующие, живность и нежить. В своём единстве повторов и многообразии.

Вот мы и подросли, уже не помещаемся. Эй-там, когда эвакуация? Ах, да? Так, занять места! Он оглядел привычный и тёплый бульон мира, ставший ему таким родным и привычным. Но время не ждёт, его уже ждут там, на поверхности. Пора-пора. Проверка систем, так-так, а тут? Ага, и тут. Пристегнуться, поехали! Эй, почему? А, забыли 3 зелёных свистка! И тельце нового организма начало подавать недвусмысленные сигналы на выход. Торопиться не будем, ждём разрешения на выход.

Ждать оказалось не так и долго, по сравнению с сидением в сборочном цехе. Вот сошла жидкость, разверзлись врата, и такое привычное тельце стало выходить. Эй, там, что не так? Ногами нельзя? Вот тут правила выхода висят?! Так, переориентируемся! Пошёл, пошёл! Эй-там, пока, до встречи там!

Целенаправленный, постепенный и напряжённый выход, движение, свет! Ух ты, свет! Синий спектр! Перспективно! Есть недоделки? Так, проверка внутренних систем? Норма! Продувка каналов? Успешно! Воздуховоды? Очищены! Сенсоры? Норма, требуется адаптация! Механика? Работает! Автоматика? В норме! Так, по мелочи есть, это пройдёт, подкорректируем — есть над чем подумать и чем заняться.

Ура! Привет мир! А это кто? Почему двуногие в белом? Ритуал?! Чего они по низу нам стучат, зачем трясут? Отрезали кабель зачем? А! Автономка! Питание? Идёт, норма! Ура, мы сами можем! Так-с, всё очищено, ну несите вон туда! А что они на меня смотрят, вроде ноги есть, руки есть, даже этот «распространитель» есть, и кстати — удлиняется, надо проверит! Голова на месте… Что это они так смотрят? Они в чём-то меня подозревают? Чем-то отличаюсь? Вроде всё по плану… Ну что уставились, маленьких двуногих что ль не видели голых?

Принимавшие роды в палате смотрели на младенца — тот, после того как описал и обкакал их и выплюнул изо рта слизь — молчал, тараща свои глазёнки. Они молча смотрели на него...

Так, системы в норме, думай!!! «Эй-там», что надо делать-то, что они ждут?! А, понял, проверка громкоговорителя! Так — «Раз-раз, проверка связи! Работает!» Они чего глаза выпучили? А тот побледнел больше халата, так вот ты какой тут белый! Фу, они в грязных халатах! Как они могут?! Ой, он сейчас упадёт! «Эй-там», что не так? Что говорить-то?! А, понял!

Младенец таращился, и… «Аааааа-ууууу» — что есть мочи закричал новорождённый, выводя тональные переливы голосом.
«Уф, здоровенький горлопан, совсем оглушил» — сказал один из принимавших, а мне уж почудилось, что он сказал — «раз-раз, проверка связи, работает». «Да», пролепетал бледный напарник, — «привидится же, явно переутомление».

А что они опять смотрят? Зачем переворачивают? А! Нет там у меня кнопки, нет! Мы как все! Звук выключить, и спать! А там разберёмся с обычаями местных, посмотрим за соседями, и вообще надо лучше готовиться к событиям, а то ещё подумают чего, и будут искать секретные кнопки! И новорождённый замолчал, закрыл глаза и счастливо заснул.

Присутствующие ещё в непонятках соображали, что это было? Всем и сразу померещилось? Явно, переутомление. А младенец счастливо спал, в этом огромном и таком родном ему теперь мире.

tipa-dream.livejournal.com/31388.html
Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: