О цензуре в России. Тютчев Ф.И.

О цензуре в России. Тютчев Ф.И.

 

1 (13) февраля 1848 г. Ф.И. Тютчев назначен старшим цензором при особой канцелярии Министерства иностранных дел. Через 10 лет, в апреле 1858 г., Тютчев становится председателем Комитета иностранной цензуры. Эту синекуру он занимал до самой смерти и немало в сей должности преуспел. Количество запрещенных изданий со времени учреждения Комитета превышало 10 000 единиц. Столько было не поднять. Но Тютчеву удалось добиться помощи министра народного просвещения А.В. Головнина и снятия ряда прещений своего предшественника Красовского.

17 февраля 1862 г. последовало Высочайшее повеление о пересмотре запрещенных книг. Дозволены (иногда с изъятиями) были, в частности, Гизо, Спиноза, Тьер, Дюма, Гюго, Занд, Ламартин, Сю, Карлейль, Диккенс, Теккерей, Гейне «и весьма многие другие», по словам самого Тютчева. Отметим, что Ф.И. Тютчев руководствовался ровно тем же Уставом о цензуре, что и Красовский.

В 1857 г. Тютчев обобщил опыт в статье «О цензуре в России», представленной Министру иностранных дел князю А. М. Горчакову, лицейскому однокашнику Пушкина, и прочитанной Государем. Некоторые мысли статьи остаются остро и даже пугающе актуальными:
«Кажется, всякое ослабление и заметное умаление умственной жизни в обществе неизбежно оборачивается усилением материальных аппетитов и корыстно эгоистических инстинктов. Даже сама Власть не может длительно избегать неудобств подобного образа правления. Вокруг сферы ее пребывания образуется пустыня, огромная умственная пустота. И правящая мысль, не находя вне себя ни контроля, ни указания, ни какой-либо точки опоры, в конце концов приходит в смущение и изнемогает под собственным бременем еще до того, как она падет по роковому стечению событий».

Тютчев в роли цензора? «Пушкин — в роли Командора?» Вколоченные в нас мифологемы продолжают работать. Конца этой работе не видно по отношению что к цензуре «царской», что к «советской». Интернет только подстегнул производительность антицензурного труда, доведя ее до отметки «все дозволено». Наше же безнадежное дело – твердить слова апостола Павла: «Ихже подобает уста заграждати: иже вся домы развращают, учаще яже не подобает, сквернаго ради прибытка» (Тит. 1, 10-11).

Тютчева мы, надеюсь, вскоре вспомянем в связи с его небесным, а не гражданским предназначением: в марте исполнится 150 лет со дня выхода второго – и последнего – прижизненного издания стихотворений, подготовленного зятем поэта – Иваном Аксаковым – и младшим сыном поэта – тоже Иваном. Тогда и поговорим о высоком. Припомним и статью Некрасова «Русские второстепенные поэты» в журнале «Современник» за январь 1850 г.: «…стихотворения г. Ф. Т. принадлежат к немногим блестящим явлениям в области русской поэзии».

PS Не пропустил Тютчев только брошюру под названием «Манифест коммунистической партии». Сказал: «Кому надо, по-немецки прочтут».


https://vk.com/albums190181754?z=photo190181754_456241190%2Fphotos190181754

Обсудить у себя 3
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: