Тенгри - ч.2

Тенгри — ч.2

откончание, начало здесь

Последователи учения Тенгри знают, где находится ось всего мироздания…

В 1312 году власть в Золотой Орде перешла к хану Узбеку, который объявил Ислам государственной религией. Сторонники тенгрианства встретили это нововведение в штыки: “Ты ожидай от нас покорности и повиновения, а какое тебе дело до нашей веры и исповедания, каким же образом мы покинем закон и ясак Чингис-хана и перейдем в веру арабов?”,- заявили 120 царевичей (родные, двоюродные, троюродные братья Узбека), отказавшиеся предать веру отцов – и были коварным образом убиты на пиру (по Тизенгаузену; см. также труды Р.Безертинова). Остальные тенгрианцы из высшего сословия вынуждены были бежать на Русь – так появилось практически все русское дворянство (см.: Н.Баскаков, Р.Безертинов и др.).

По-настоящему исламу открылась дорога в Степь только в ХУШ веке, после вхождения Казахстана в состав России (1731г). Империя желала иметь в своем подданстве не буйных кочевников, а оседлых пастухов, которыми легко управлять. Был разработан грандиозный план так называемой “седентаризации” – принудительного перевода казахов от кочевого образа жизни к оседлости. С этой целью в Степь, по специальному указу императрицы Екатерины П, были посланы сотни татарских мулл, уже давно состоявших на службе у Империи, для обращения тенгрианцев в ислам. Расчет был прост – ислам предполагает! оседлый образ жизни (до сих пор аравийские бедуины – наименее “исламизированные” во всем “исламском” мире!), и доверчивые неофиты должны были, по идее, быстрее отказаться от традиционного образа жизни, культуры, религии. Была предусмотрена система льгот и преференций — практически, татарам на откуп были отданы целиком торговля, ростовщичество, образование и ритуальные услуги. Это привело к массовой миграции татаров (и узбеков) в Казахстан, в результате чего создалась особая каста священнослужителей (род Кожа, ведущий, якобы, свое происхождение от самого Пророка!). В начале XIX века русские путешественники писали о “татаризации Орды” (Казахстана).


 

Исламизация сопровождалась уничтожением традиционной, тенгрианской культуры. В первую очередь были разрушены стелы с руническими текстами и предана забвению сама древнеказахская (древнетюркская) письменность – т.е. отнята Память Народа. Физическим репрессиям подвергались баксы-шаманы – носители традиционной духовности и связники с миром Аруахов – Духов Предков. Даже музыка оказалась не угодной муллам – кобызы публично сжигались, и даже безобидная домбра долгое время была под запретом!

Но, несмотря на все это, даже в середине XIX века, по свидетельству Ч.Валиханова, ислам с трудом находил признание в Степи: “Мусульманство пока не въелось в нашу плоть и кровь. Оно грозит нам разъединением народа в будущем. Между киргизами (казахами – А.А.) еще много таких, которые не знают и имени Магомета, и наши шаманы во многих местах степи еще не утратили своего значения. У нас в степи теперь период двоеверия (выделено мной – А.А.), как было на Руси во времена преподобного Нестора”.

Потеря собственной, национальной государственности и принятие чужого подданства – это, прежде всего, потеря Духа Нации, ее нравственно-волевого стержня. Прецеденты были. В VII веке н.э. тюрки Каганата в течении 50 лет пребывали под властью Поднебесной Империи (Табгач, Китай). Тогда вся кочевая тюркская знать стала перенимать китайский менталитет – от языка и одежды до конфуцианско-буддистских догматов.

Казахи находились в подданстве России 260 лет! Естественно, что они усвоили многое из русского этнопсихотипа. Удивляет другое – вместо православия они получили ислам! Но таковы уж парадоксы Истории!

Таким образом, к XX веку, казахи, сохраняя, в целом, номадотенгрианское мышление, переняли оседлый образ жизни и русский язык как доминанту выживания – но в качестве духовного ориентира им был навязан Коран и шариат!

Эти взаимоисключающие слагаемые бытия породили жестокие конфликты в сознании народа. Кто мы? Этот вопрос оказался отнюдь не риторическим. Казахская наука, послушная указаниям из метрополии, отмежевалась от истории номадов ранее XV века. Значит, казахи – не тюрки, не половцы и не татаро-монголы (тем более – не гунны, не скифы, не туры!). Но явно не славяне и не христиане. Может быть — мусульмане?

Так, казалось бы, найдена была точка опоры в нелегком процессе национальной самоидентификации. Это выглядело логичным. Ближайшие родственные народы (узбеки, киргизы, туркмены, татары и др.) – мусульмане. Есть, правда и другие однокровники – якуты, хакасы, гагаузы, чуваши и т.д. – не принявшие Ислам. Но – Бог с ними! Тем более, что в количественном отношении они явно уступают вышеперечисленным мусульманам. Так количество взяло верх над качеством! Политика – над традицией. Заимствованное и чужое – над исконным и генетически предопределенным! Итак, мы, казахи – мусульмане! Хвала Аллаху!

История, казалось бы, подкрепляла фактами данный вывод. Да, и гвардии багдадских халифов, и мамлюки египетских султанов, и армии хорезмшахов, и тумены Тимура – все они были тюрками, принявшими ислам. Возможно, арабы только подарили миру ислам, но мир был завоеван во имя ислама – тюрками! Тюрки-мусульмане насмерть сражались со своими братьями — тюрками-тенгрианцами! Равно как и с крестоносцами, и с монголами. На равнине Айн-Джалута, в нынешней Сирии, сошлись в роковом бою кипчакские мамлюки Бейбарса из казахского рода Берш – и “монголы” Китбуги из казахского рода Найман! Сайид Кутб, казненный исламистами же идеолог исламского радикализма, писал: “Исламская совесть султанов Салахиддина и Бейбарса, возобладав над их природным тюркским происхождением, заставляла сражаться с врагами ислама”. Трудно согласиться. Скорее, наоборот: присущие “природному тюркскому происхождению” отвага и честь выходцев из Степи заставляли защищать “исламскую совесть” арабов, погрязших, несмотря на Ислам, в “джахилийе” – дикости (обычай закапывать живьем родившихся девочек, работорговля, ростовщичество, гомосексуализм и т.д.!). Таковы причудливые переплетения народов, религий, судеб!

Но все же решающую роль в формировании “исламского менталитета” сыграл уровень образованности (точнее – необразованности!) степняков. Царская бюрократия не спешила строить русские, а тем более казахские школы для туземцев. А татарские муллы, с их начальным образованием (при каждой мечети – медресе) – тут как тут!

Грамотность для казахов XIX века начиналась с вязи арабских букв. Руническая, исконная, национальная письменность и великие творения древнетюркской литературы – были начисто стерты из памяти народа! Мерцая искринками бессмертия, разве что в героических эпосах – жырах да стихах сакральных, вещих поэтов (Казтуган, Доспамбет, Бухар, Махамбет)! В сознание народа вошли арабские сказки и персидские поэмы – да еще назидательные истории-хадисы. Причем, в нарушение “авторских прав” арабов и персов, муллами стал вводиться новый герой – ходжа (из рода Кожа), который свершает подвиги и чудеса вместо лихих номадов-тенгрианцев!

Изменился также активный словарь казахского языка – номадотенгрианский, тюркский пласт оказался погребенным под многочисленными арабо-персидскими заимствованиями! С течением времени все более пассивным становился номадический лексифонд – термины родства, животноводства, природы, военного дела. Казахи, даже не имея религиозного исламского рвения – по волнам языковых и культурно-бытовых изменений медленно скатывались в бушующее море Ислама!

Советская Россия, не сразу – но, осознав эту стратегическую ошибку, волевым методом перевела казахов (и остальных тюрков) с арабицы на латиницу, а затем на кириллицу. Новая религия – коммунистический атеизм – сменила арабский ислам. Мечеть превратилась в послушный механизм советской идеологической машины. Имамы, прошедшие через сито КГБ, стали руководить духовной жизнью народа. Возможно, тогда и появились такие перлы народной мудрости: “слушай то, что говорит мулла – но не делай того, что он делает”, “если бить без устали – и Аллах умрет”, “если нужно достать хлеб – наступи ногой на Коран” и т.д.

В казахской Степи XVIII и XIX века прошли под знаком народных восстаний. Но, в отличие от подобных движений в Африке и на Кавказе (Абдель-Кадир, Шамиль) – они не имели религиозной основы. Пожалуй, лишь в годы советской перестройки Ислам — как показатель (внешний и легко узнаваемый!) национальной самоидентификации и противостояния метрополии – стал обретать силу в русле национально-освободительной борьбы казахов против Тоталитаризма и Империи!

В декабре 1991 года в Алма-Ате активистами исламской фракции партии “Алаш” (создана в мае 1990г, председатель – А.Атабек) была совершена попытка силового смещения с должности муфтия Ратбека Нысанбаева. Опрометчивый энтузиазм исламских неофитов (все они были вовлечены в ислам лишь 1-2 года назад) обернулся годами тюрьмы и расколом в партии “Алаш”, да и во всем антиколониальном движении: отныне исламисты и национал-патриоты будут выступать отдельными силами, да плюс еще национал-демократы (западники).

Акция была политической ошибкой (спровоцированной КГБ и узбекскими шейхами, недовольными деятельностью муфтия Р.Нысанбаева, который отделил Казахский муфтият от Среднеазиатского, с центром в Ташкенте) – но само событие оказалось знаковым. Казахская общественность не могла более мириться с засильем имамов в кагэбэшных погонах. Спустя девять лет одиозного муфтия все-таки уберут. Но, как выяснилось, проблема была совсем не в нем. Исламский Ренессанс в Казахстане так и не наступил (хотя Режим активно поддерживает муфтият, надеясь обрести среди верующих свой электорат!). Возможно, сам ислам как система духовных и культурных ценностей уже не был в состоянии овладеть сердцами и умами людей компьютерной цивилизации!

Только борьба с советским тоталитаризмом делала ислам привлекательным для пассионарных личностей – впрочем, опять-таки, в русле национально-освободительных и демократических движений! С обретением Казахстаном долгожданного суверенитета и полной свободой исламского вероисповедания и пропаганды – ислам, как ни парадоксально, потерял былую идеологическую и политическую значимость и привлекательность!

Более того, ислам в Казахстане (и не только) окончательно раскололся на официальный (муфтият, поддерживаемый Режимом) и неформальный (с лидерами-шейхами). Последний, в свою очередь, разбился на множество направлений, школ и сект (зачастую враждебных друг другу). Войны в Таджикистане, Афганистане, Кавказе, Балканах, Ближнем Востоке породили понятие “исламский фундаментализм” – хотя есть ли хоть одна религия без фундамента? С этим понятием стало спрягаться выражение “исламский терроризм” – хотя терроризм существует во всем мире и не имеет конфессиональной предопределенности. Ругательный оттенок приобрело слово “ваххабизм” – хотя это наименование официального ислама в Саудовской Аравии, родине Пророка (мир ему!).

В последние годы появилось на свет движение за так называемый “казахский ислам” или “яссауизм”. Рассматривая ортодоксальный ислам как форму арабского шовинизма и экспансионизма, последователи нового движения пытаются внедрить понятие “казахского ислама”, вбирающего в себя и основные догматы арабского ислама, и традиционные верования казахов. В целом, это попытка соединить тенгрианство и ислам. Противники этой концепции обвиняют яссауистов в “ширке” – “многобожии”. Действительно, согласно Корану, “нет Бога кроме Аллаха”, и придавание ему “сотоварищей” – грех. Но казахи традиционно поклоняются Аруахам – Духам Предков, а также святым местам в виде мазаров и т.д. Не говоря уж о поклонении Небу, Солнцу, Огню и т.д. Пропагандисты “казахского ислама” (один из лидеров – шейх Исматулла, казах из Пакистана) наряду с Кораном поклоняются книге Ахмеда Яссауи “Хикмат”, а также делают упор на такую зомбирующую технику, как “зикр” (хоровое повторение до изнеможения и катарсиса имени Аллаха или аята из Корана), что считается одним из проявлений шиизма (впрочем, кавказские сунниты также используют зикр, причем в процессе бега по кругу, например, чеченцы).

Впрочем, для любителей “катарсиса” и “внутреннего совершенствования” существуют и более эффективные техники: динамические медитации, разнообразные формы йоги, открытие “третьего глаза”, очищение “ауры” и пр. и пр. – что в изобилии предлагается в утонченной и неотразимой форме многочисленными сектами эзотерического Востока.

Все эти факторы – а также многие другие – не способствуют популярности ислама в Казахстане. Но, как говорится, свято место пусто не бывает. Освободившуюся нишу стремительно и профессионально занимают другие популярные верования: от баптистов и кришнаитов до евангелистов и дианетиков. Православная церковь, конечно, тоже не дремлет. Таким образом, казахи – главным образом молодежь – оказались в роли желанной дичи и трофея для охотников от религии!

Это обстоятельство поставило в тупик даже лучших теоретиков казахского национал-патриотизма. С одной стороны – ислам, с другой – атеизм, а вокруг – миссионеры эзотерических сект! Ясно одно: возведение ислама в ранг официальной государственной идеологии и доктрины – неизбежно приведет к росту исламского радикализма, способного спровоцировать участие Казахстана в прогнозируемой в недалеком будущем мировой войне между Христианской и Исламской цивилизациями! Нынешний Режим, поощряя ислам в Казахстане и заигрывая с Исламским миром, включая его радикальных представителей (ваххабитов, талибов, исмаилитов и др.) – надеется удержать исламский пыл на уровне коврика в главной мечети города Алматы (построенной на государственные средства). Но исламский пыл, в особенности религиозное рвение неофитов (а все казахи – неофиты в исламе!) невозможно удержать уже по определению! Человек по природе своей склонен к фанатизму и фатализму. Более того, самые честные и смелые люди неизбежно уйдут в так называемый “исламский фундаментализм” – ибо если “нет Бога кроме Аллаха!”, то путь только один!

Является ли исламизация казахов роковой неизбежностью? Попробуем разобраться. Замечу сразу (для атеистов), что здесь я не буду касаться известной философской каверзы на тему, что Бог един, а религии есть творения Дьявола, ибо они разделяют Единое! Для меня религии – творения самого Бога, их духовная и социальная необходимость несомненны, и каждая религия создана для конкретных этносов.

Но также несомненно и то, что все религии имеют национальную основу. Евреям были посланы Моисей и Иисус, индусам – Кришна и Будда, арабам – Мухаммед (да пребудет с ним мир!). Эти национальные пророки были посланы для решения сугубо национальных задач. Лишь затем, в силу многих политических причин, эти религии стали претендовать на всечеловеческий масштаб, примеряя на себя роль мировых гегемонов!

Несомненно также, что принесенные чужим народам на острие меча святые истины тотчас изменялись с точностью до наоборот. Иран, к примеру, из-за одного-единственного военного поражения оказался отсеченным от своей древнейшей, исконной, национальной культуры. В душе каждого иранца, на подсознательном уровне, полыхает конфликт между генами огнепоклонника и условными рефлексами мусульманина. И это касается всех народов без исключения – отказавшихся под угрозой внешней экспансии от своих Природных БОГОВ!

Говоря о религии как божественном явлении, мы забываем, что сам Бог это тоже явление Природы! Бог – один, един, внутри он безымян, но вовне проявляется в форме многих имен, многих религий. И каждая религия адресована каждому конкретному народу, она имеет национальную специфику – как набор хромосом, как язык, разрез глаз и частота пульса! Неужели мы так не любим и не уважаем Бога – что хотим заковать его цепями лишь одной-единственной религии (“нет Бога кроме Аллаха”, “нет Бога кроме Иисуса”, “нет Бога кроме Будды” и т.д.). Нет, Бог гораздо мудрее и совершеннее, и он в своих проявлениях индивидуален, ибо Он сам создал людей индивидуальностями!

Потому, если Бог не послал (пока!) какому-то народу его индивидуального, национального Пророка и национальную Религию – не надо заимствовать чужую веру, надо оставаться в той природной данности, которая не совсем точно именуется Язычеством! Для казахов это язычество – Тенгрианство!

Тенгрианство – древнейшая религиозная система мира. Наличие парного Божества (Тенгри – Умай, Небо – Любовь), пантеона богов (Йер-Суб – бог Родины, От-Ана – богиня Очага и Семьи, Аруахи – Духи Предков и др.) – позволяет отнести истоки этой системы к самой заре человеческой цивилизации (примерно, к эпохам Инь-Ян в Китае, Шива-Дэви в Индии и т.д.).

Столь же древнюю историю имеет еще один индикатор казахской (тюркской) культуры -Руническая Письменность. Памятники конца VII начала VIII веков (“Капаган или Онгинская надпись”, “Куль-Тегин”, “Бильге-каган”, “Тоньюкук” и др.) являются шедеврами мировой художественной литературы.

Казахам присуще еще одно уникальное явление мировой цивилизации – Номадизм или Кочевничество. Гумилев определял его как “способ производства, почти не поддающийся усовершенствованию”. Мы бы добавили – “это совершенный способ производства для создания совершенных материальных и духовных благ!”.

Здесь перечислены три слагаемых казахской национальной культуры. Разве их не достаточно – чтобы не искать чужих богов, чужих религий и чужих наук? Разве их не достаточно – чтобы сконцентрироваться на себе, заглянуть внутрь себя, в свое Национальное Естество? Разве их не достаточно, чтобы быть свободным, независимым, гордым, самодостаточным, великим и щедрым народом?

Мне возражают: все это в Прошлом! Но разве нельзя все это возродить? Подумаем вместе:

1. НОМАДИЗМ: для страны, где земледелие неэффективно и даже разрушительно с экологической точки зрения (целинная авантюра тому подтверждение!), где сырьевая индустрия близится к закату (нефти осталось максимум на 50 лет!) – кочевое или полукочевое животноводство – естественная основа для жизнедеятельности народа. Более того, в понятие “номадизм” мы вкладываем не просто “производственный” смысл – мы говорим о “номадизме духа”, т.е. о лучших духовных и психологических качествах нации (благородство, смелость, рыцарство, культ всадника, разнообразие творческих талантов, определяемых как “сегиз кырлы бир сырлы” – “восемь талантов в одной душе” и т.д.).;

2. РУНИКА: национальное самосознание начинается с национального алфавита; руническое письмо позволит воссоздать единое культурное поле на протяжении 4 тысяч лет, а также станет мостом для сближения всех тюркских народов;

3. ТЕНГРИАНСТВО: возвращение к Природному Богу и его религиозной системе улучшит карму нации и создаст условия для духовного и материального возрождения!

Землей управляет Небо. Живыми управляют Мертвые. Точнее — Ушедшие в иные измерения. Казахи свято чтут Аруахов – Духов Предков. Можно сказать, что Тенгри – это Великий Аруах всей казахской (тюркской) нации! И он никогда не даст своим детям войти в чужой Эгрегор (Коллективный Дух), чужую Религию! Это так же невозможно – как остановить ход Вселенной или изменить генетическую программу человека! В связи с этим небходимо отметить (многими это просто не осознается и, соответственно, нигде не дискутируется), что основа Тенгрианства – учение о Реинкарнации, т.е. о новом рождении человека на этой же земле! Это учение было заимствовано у тенгрианства последующими религиями (индуизм, буддизм и др.). Пресловутое “переселение душ” и есть феномен Аруахов – Духов Предков! Казахи говорят: “Каждые 50 лет обновляется народ!”. Это значит, что через каждые 50 лет Аруахи сходят на землю и воплощаются в казахских детях! Казахи свято чтут память “о семи предках” (“жети ата”). Считается также, что смерть на родной земле способствует инкарнации (“возрождению”) на своей Родине и даже в своем роду! Потому, оставляя золотые дворцы в покоренных странах, возвращались, в одеяниях дервишей, великие завоеватели (Отрак-хан, покоритель Кавказа; султан Бейбарс, властитель Египта и др.)!

Мы не осознаем в достаточной степени связь между языком, мышлением и религией. Язык – не просто инструмент общения. Язык – космическая матрица, с которой сканируются блоки сознания и определяются поведенческие стереотипы. В казахском языке более 50% лексики -арабо-персидские заимствования. Это – следствие исламизации. В других тюркских языках этот показатель более 80% – ибо и степень исламизации у них выше (узбеки, татары, туркмены и др.)- В русском языке 50% лексики – тюркизмы (казахизмы). Что это означает?

Это означает, что 50% казахского языка с трудом доступны казахам (подсознательная реакция -“чужой язык”!). А также то, что 50% русского языка легко усваиваются казахами (подсознательная реакция – “родной язык”!).

И не случайно, что казахские дети с трудом осваивают казахский язык (в особенности литературный язык, который на 90% состоит из араб о-персидских заимствований, т.е. практически чужероден!). Но с удивительной легкостью овладевают русским языком! И не случайно, что многие великие русские поэты – от В.Жуковского до О.Сулейменова – были тюркского (казахского) происхождения!

И не случайно, что принятая Правительством программа по защите и развитию казахского (государственного) языка – так и остается на бумаге. Чтобы защищать и развивать, надо иметь представление о механизме функционирования языка в связи с мышлением и религией – но этого пока нет даже в принципе!

Есть и оборотная сторона. Пока казахский язык на 50% состоит из исламской лексики -на эти 50% казахи открыты влиянию ислама! А раз русский язык на те же 50% состоит из тюркизмов (казахизмов) – то на 50% казахи будут иметь притяжение к русскому языку и культуре!

А это – очень опасный конфликт (сшибка взаимоисключающих команд для мозга!) в подсознании народа, чреватый разрушительными метаниями то в одну, то в другую стороны. Случай не нов. Еще М.Ататюрк пытался загасить подобный конфликт, волевыми методами очищая турецкий язык от арабо-персидских заимствований (даже Коран в одно время читался только на турецком языке!).

Ясно одно. До тех пор, пока казахи хлеб называют “нан” (персизм) вместо исконно тюркского “чурек”; книгу – “китап” (арабизм) вместо “битиг”; жену “айель” (на арабском – “наложница”, “проститутка”) вместо “катун” (на древнетюркском – “жена кагана”!) и т.д.- национальное самосознание будет деградировать, национальная культура уничтожаться, а само существование национального, суверенного Государства висеть на волоске!

Нельзя сказать, что казахские мыслители не понимают трагизма положения. Я знаю известного писателя-этнографа, собравшего уникальный “компромат” на исламизацию казахов – как уничтожались рунические письмена, убивали и преследовали шаманов и баксы, сжигались кобызы, осуждалась игра на домбре и т.д. Но он не публикует материалы – во-первых, из опасности самому стать объектом преследования исламских фанатиков; во-вторых, из боязни внести раскол в “религиозное единство” казахов.

Последнее – очень актуальная, возможно, эпохальная тема. Но есть ли де-факто “религиозное единство” казахов? Если брать по самому максимуму: традиционно считающих себя мусульманами – всего 50% казахов, из них исполняющих все предписания – не более 20%! Остальная часть (ровно половина!) нации либо индефферентна к религии, либо убежденные атеисты, либо последователи других религий и сект.

Если возродить тенгрианство как традиционную веру (религию) – то вся эта 50%-ая часть немусульманского казахского населения найдет себя в древней религии предков, Тенгрианстве. Таким образом будет достигнуто Единство Нации – с одной стороны, “казахский ислам” (см.выше), с другой – тенгрианство, как исконная религия. И там, и тут доминирует вера в Аруахов – Духов Предков! Возможно, стоит ввести новый термин для обозначения национальной казахской религии — АРУАХИЗМ! Пусть внутри АРУАХИЗМА будут две составляющие – исламская и тенгрианская! Пусть имена Аллах и Тенгри употребляются в значении Единого Бога! Этого достаточно, чтобы Нация не раскололась по конфессиональному признаку. Но пока казахские исламисты воинствующе отрицают Тенгрианство (собственных предков!) – казахи будут уходить в чужие религии, где нет и понятия об Аруахах – Духах Предков! В этом направлении раскол Нации – неизбежен.

Мне говорят: от Тенгрианства остались только приметы и суеверия. Где религиозная система? Где ритуалы, храмы, догматы? Где Священное Писание? Где идеология, апостолы, пророки?

Я отвечаю: Тенгри – в сердце Казаха (тюрка)! Все остальное – вопрос веры и времени. Если в душе народа пылает искринка Тенгрианства – то пламенные Пророки и мудрейшие апостолы готовы явиться миру! Новые Тоньюкуки, вооруженные современными знаниями и древним мистическим опытом, уже готовы к победоносным походам! Но они двинутся только по зову Народа! Ибо Народ сам должен избрать свой Духовный Путь!

… Моя задача, как поэта и ученого – дать объективную картину нынешнего состояния Умов и Сердец, описать историческое соотношение Тенгрианства и Ислама. И напомнить:

“В этом мире много богов, пророков и религий – но все они живут под одним Небом. А Небо называется –ТЕНГРИ!”

 

asiarussia.ru/articles/3035/

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: