"Все уже украдено до нас" Эль Мюрид

«Все уже украдено до нас» Эль Мюрид 

Для начала небольшое отступление от основного текста. В очередной раз повторю как мантру: то, что меня кто-то называет аналитиком или пытается разглядеть в том, что я пишу, какие-то прогнозы, либо просто не понимает, что именно скрывается за терминами, либо сознательно пытается представить то, что я делаю, чем-то иным.


 

Мне важны не события (которые и являются сутью любого уважающего себя прогноза), а тенденции. Отличие от прогнозов в том, что любой грамотный прогноз базируется на альтернативных сценарных планах, тенденции всегда однозначны. На вопрос «Встречу ли я сегодня на улице динозавра и что мне в таком случае делать» можно разработать два сценарных плана: встречу и не встречу. В плане тенденций ответ всегда однозначен: нет, а потому — ничего.

Тенденции вычисляются по сумме событий и их развитию. При этом отдельные факты могут «выскакивать» за некую среднюю линию, которая и является направлением тенденции — но это как раз нормально: обычные флуктуации. Поэтому выхватывать какое-то отдельное событие и говорить о том, что оно не лежит в русле, попросту нелепо — важна именно их сумма.

***

Все сказанное предваряет следующее: я полагаю, что события, которые перешли в острую фазу с началом Арабской весны в 10-11 году, теперь дошли и до нас. Вопрос не стоит, произойдут ли у нас катастрофические события. Вопрос стоит — когда. И главное — каким образом.

Кремлевская клика (а иначе я уже не могу характеризовать тот режим, который сегодня утвердился в России) ведет дело к катастрофе страны. Объективно к этому сложились все предпосылки, как складываются они перед землетрясением. Можно предполагать и спорить по поводу места и примерного времени, но в итоге все определяется напряжением в земной коре и запасом прочности сдвигаемых ее частей. Изменить уже нельзя ничего — причины катастрофы заложены слишком давно, и пройдено по пути к ней слишком много, чтобы рассчитывать на какой-то откат.

Вопрос заключается не в дате и месте, когда и где рванет, а в ходе самих событий. Именно поэтому сейчас бессмысленно отрабатывать какие-либо сценарии — они все будут нуждаться в постоянном корректировании и периодической смене. Сейчас важны именно тенденции.

Повод, с которого все и начнется, не вызывает никакого интереса: это может быть что угодно. Арабская весна началась с самоубийства никому неизвестного молодого человека в Тунисе. У нас это может быть очередное убийство охранниками в продовольственной лавке очередной несчастной бабушки за очередной сырок или что-то гораздо более глобальное типа массового прорыва беженцев Донбасса через российские пулеметы на границе, когда в Донецк начнут входить освободители-партнеры из карательных зондеркоманд Киева. Что угодно, гадать совершенно бессмысленно.

Можно с полной уверенностью говорить о том, что любой переворот в стране, к которому в том или ином виде идет дело, не будет одностадийным. Невозможен ни один сценарий, в котором одним рывком будет совершено некое действо, которое разом разрешит накопленные противоречия — в любую сторону.

Говоря о перевороте, я имею в виду не шелковый шарф или табакерку, а также «Лебединое озеро» в телевизоре — хотя как вариант, возможно и такое. Под переворотом я понимаю перераспределение сложившегося баланса между сегодняшними группировками у власти. Такое перераспределение не может произойти консенсусом — все равно потребуется то или иное силовое решение, которое выбросит какую-то часть российской квази-элиты за пределы системы. Произойдет ли это через верхушечный переворот, цветную революцию или даже выборы (следующего или 18 года) — не важно. Важно то, что без ликвидации одной из группировок сместить баланс невозможно.

Без смещения баланса невозможно перераспределение национального пирога: он начал стремительно сокращаться, и обеспечить прежний доход нашим олигархам и их представителям во власти может только ликвидация лишних едоков. Собственно — украинский сценарий, просто в отложенном, а поэтому в гораздо более жестком виде. Именно эта жесткость не дает возможности рассчитывать на повторение даже украинских событий — у нас они будут гораздо хуже.

Возможен, конечно, вариант, при котором силы группировок будут равны, но тогда произойдет дезинтеграция — и страны, и общества, и территории. Дезинтеграция станет следствием поражения всех группировок одновременно, и уже поэтому из двух зол я бы предпочел видеть меньшее — победу одной из них. Причем вообще неважно — какой. Силовики или либералы — оба хуже, а потому безразлично, лишь бы кто-то один.

Первый этап всех событий и будет происходить в любых сценариях в одном направлении: война кланов за перераспределение баланса власти (а следовательно, и собственности) В каком виде это произойдет, повторюсь — не принципиально.

Произойдет некое подобие Февральской революции, когда одна негодная власть была заменена другой, которая в итоге не смогла (да и не могла, говоря откровенно) предложить системный выход из кризиса.

Сейчас мы будем вынуждены проходить через этот этап, когда одна группировка сместит другую, но при этом у победителя не будет никакого плана и возможностей выйти из кризиса потому, что сегодня в стране нет оппозиции. Конструктивной оппозиции, естественно — та публика, которая формально ею считается, либо вылизывает власть, а потому допущена к кормушке, либо наоборот — не допущена, а потому страстно желает к ней припасть. При этом всю нынешнюю оппозицию (что системную, что маргинальную) система власти и управления в целом полностью устраивает, и поэтому никаких конструктивных идей по ее слому и созданию на ее месте иной системы у нее просто нет.

Кризис же, который сегодня набирает темп, требует выхода из существующей системы и замены ее на иную, лишенную нынешних противоречий. Какой она будет — и должна сказать конструктивная оппозиция, но ее нет. А потому и нет идей.

В складывающихся условиях любой переворот приведет к трем принципиально важным вещам.

Во-первых, произойдет дестабилизация обстановки и частичная или достаточно полная утрата контроля центральной власти за происходящим в стране. Продлится этот период недолго или затянется — вопрос неопределенный и относится к разработке тех или иных сценариев, здесь важно то, что он неизбежен.

Во-вторых, правящая клика в лице выживших и оставшихся кланов не сможет предложить никакую работающую программу выхода из кризиса, так как в любой конфигурации она будет занята лишь перераспределением собственности: условные «либералы» через приватизацию, условные «силовики» через конфискацию, региональные элиты тоже примут участие в дележе — в общем, в таких условиях будет не до стратегических решений. Это означает, что кризис продолжится — но теперь уже в условиях существенного снижения контроля над ним.

Наконец, в-третьих, власть утратит монополию на идеологию. Немедленно появятся всевозможные группировки, партии и секты, задачей которых станет пропаганда самых разных идей, которые могут (по мнению их провозглашателей) решить все проблемы разом или по частям.

Собственно, именно в этот момент и возможно создание организации военного типа, обладающей идеей перехвата власти и управления после их вторичного, и теперь уже окончательного обрушения с последующим выходом из кризиса через слом существующей системы. Эта — негативистская — часть программы должна быть абсолютно консенсусной для всех членов такой организации. Условно говоря, с лозунгом «Так жить нельзя» они должны быть согласны беспрекословно.

С позитивистской частью консенсус должен ограничиваться на первых порах лишь согласием с перспективой и необходимостью антикризисного мобилизационного управления, как единственной альтернативы удержания обстановки на грани хаоса и постепенного ее вывода в относительно приемлемые рамки. Здесь еще нужно учесть, что внешние силы наверняка попытаются воспользоваться ситуацией — и придется отбивать и их атаки на страну. Уже поэтому никакой демократии на этом этапе попросту не просматривается. На этом этапе любые идеи, что делать за пределами создания и работы такой системы управления, должны быть признаны вредными и жестко пресекаться. Главное — контроль за ситуацией, все силы этого этапа должны быть задействованы здесь.

Разработка позитивистской программы в такой ситуации возможна лишь после того, как будет взята под контроль обстановка (причем нет никаких гарантий того, что часть территорий страны при этом не будет утрачена). Очевидно, что выработка позитивной программы будет непростой и не очень быстрой — поэтому создание устойчивой антикризисной модели управления на этом этапе и ее бесперебойное функционирование становится ключевой задачей.

По сути — мы опять сталкиваемся со схемой Февраль-Октябрь, когда процесс слома системы произошел в два этапа, так как объективных предпосылок для смены ее в один ни тогда, ни сейчас не существует в принципе. Любые сценарии будут вынуждены исходить из этой тенденции, и уже поэтому сейчас даже теоретически невозможно разработать сценарий (или ряд сценариев), как будут развиваться события после первого этапа. Слишком много неопределенностей, говоря проще. Однако тенденции таковы, что первый этап неизбежно ведет либо ко второму с приходом новой силы, либо окончательной дезинтеграцией страны вследствие неспособности разрешить нынешний кризис власти и управления.

Повторюсь — речь сейчас не идет о призывах к переворотам, революциям и прочему шлаку, которые, безусловно, вопьются в некоторые не слишком крепкие мозги. Не будучи политиком, я не вижу смысла участвовать в таких призывах. Родная власть лучше любых врагов уничтожает нашу страну, так что мы вынуждены в сложившихся обстоятельствах лишь бессильно смотреть на это со стороны — объективно никаких инструментов для предотвращения этого у нас нет.

Понятно, что не у всех психика способна выдержать понимание происходящего, по какой причине они прячут это за спасительной мыслью «Наверху все понимают лучше нас», «Путин — наше всё» и тому подобный бред. Это не бред — это попытка спасти свою психику, так что к большинству подобных лозунгов я лично отношусь вполне нормально. Скажем, высказываемая Стрелковым идея про хорошего царя и плохих бояр, про Путина — как единственного гаранта стабильности — лично у меня вызывает горький смех, но я прекрасно понимаю, что для нормального военного человека без такой постановки вопроса теряется вообще вся система координат.

Но если я не призываю и не собираюсь призывать, это не означает, что я не могу оценивать происходящее. Я его и оцениваю. Без радости, но и без особой печали — шанс есть всегда, и нужно лишь понимать, когда и в чем он заключается.

То, что нынешняя власть прогадила всё и продолжает вести страну и нас к катастрофе, у меня не вызывает сомнений — собственно, особо и не вызывало. Эксперимент, который проводился в начале 20 века по внедрению в России абсолютно чуждого ей цивилизационного проекта, в тот раз привел к банкротству и проекта, и страны. Прыжок на грабли второй раз дает ровно тот же результат.

Запад смог реализовать свой проект, основанный на безудержном грабеже и беспредельной алчности, только потому, что он грабил в первую очередь других. «Все в дом» — вот центральная суть его проекта и идеологии. В России и в прошлый раз, и сейчас грабить пришлось собственную страну и свой собственный народ. Уже поэтому больше 20-25 лет это делать невозможно: все заканчивается. В тот раз капитализм просуществовал в России около 30 лет. В этот раз он протянет вряд ли больше — уже украдено все, что можно.

 

 

https://www.facebook.com/el.murid.3/posts/838245612927170

 

Обсудить у себя 1
Комментарии (2)

Интересно.

Пожалуй.очень интересно.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: