Человеческий биоценоз

Человеческий биоценоз



Колебания в группах (200 г до н.э. — 100 г. н.э.)

Полет нейтрона 

Через метровую бетонную стену насквозь пролетит один нейтрон из миллиона. Есть ситуация, при которой существует 1000 бандитов. Абсолютное большинство из них будет истреблено в стычках и органами власти. 
Но один из них станет крестным отцом. 
Выживет не обязательно лучший, выжить может любой. В этой и подобных ситуациях системы не существует. Эти люди могут что-то делать, чтобы поднять свои шансы, но процент усилий по отношению к случайности очень мал.


В бандиты в современном обществе идут самые разные люди. Люди биополноценные ценят свою жизнь и не любят особенно рисковать. Они – не самые лучшие воины, и сильны обычно в толпе. Люди с нарушенями, поскольку терять им, бывает, нечего, и инстинкт самосохранения у них приглушен, к риску относятся активно. Выживают немногие, но эти немногие получают власть.

Степень успеха определяется процентной величиной, но не талантами и способностями.
Если человек чувствует себя больным, в экстермальных случаях смертельно больным, ему нужно успеть получить все блага за минимально короткий срок. Потому больные являются самыми опасными бандитами, идущими на нарушение даже бандитских норм и правил. В результате именно они становятся у власти в криминальных организациях.


Больные больше рискуют – и потому больные побеждают. По этому принципу в странах с низкой ценой жизни и с отсутствием традиций складываются все состояния. В Риме этот принцип сработал при режиме солдатских императоров.

Среди этих случайных людей больше всего биополноценных со слегка сниженным интеллектом, воспитанных на культурной традиции низкой стоимости жизни. Шизофренические личности тоже присутствуют, но в меньшей степени.

Склонность к психозам, в отличие от шизофрении, не наследственна. Она присуща как шизофреничным вырожденцам, так и рецессивным. Она не присуща биополноценным; конечно, любого человека можно довести до истерики, но разница в том, сколько времени нужно доводить. Психопатичные вырожденцы вне зависимости от типа доводятся до этого состояния очень быстро, и по большому счету в доводке не нуждаются. Это — результат воспитания. И семейного, и общественного. Когда таких людей становится очень много, психопатическое поведение становится элементом национальной поведенческой культуры. Во многих группах это принято и сейчас — бросаться в драку по малейшему поводу, рисковать жизнью по пьяному делу, ставить на карту все до последнего гроша.

В биологически полноценных сообществах людей с нарушениями считают за чужих. Им не доверяют, и прорваться подобно нейтронам сквозь «бетонную стену» системы они не могут. И только в обществах с низким биологическим качеством к власти приходят совершенно случайные люди.

В ситуации активности аномальных элементов, особенно когда активность увенчивается успехом, возникает культура успеха, построенная на риске. Дурной пример заразителен, и тем более когда видно, что человек из ничего добился всего; при этом тысячи проигравших, поскольку их просто не видно, в расчет не берутся. Цена жизни падает, и множество людей, ранее довольствовавшихся ситуацией, пытаются принять участие в переделе пространства. Приводит это к многолетним смутам, которые заканчиваются только после истребления значительного числа участников. У Гумилева такая ситуация называется «пассионарным перегревом». С биологической точки зрения ее можно назвать «массовой активизацией бионеполноценных под влиянием гетерозисов второго поколения».

Принцип нейтрона невозможен у обезьян — у них нужно обладать и интеллектом, и силой одновременно, чтобы получить власть. «Нейтроны» — это не талантливые выскочки, это случайные выскочки, не имеющие природных преимуществ, по воле статистики оставшиеся в живых. Если «нейтрон» прорвался к власти в государстве, значит, биологической качество населения крайне низкое.

Пример: Сулла и Цезарь — не нейтроны; они является выдающимися личностями, многие годы шедшими к победе. Калигула и Нерон — не нейтроны, потому что наследники. Отон, Вителлий, Аврелиан, Диоклетиан — нейтроны, поскольку шансов у них было столько же, сколько у их погибших конкурентов. Но если два первых быстро были убиты, то два вторых правили очень долго и продуктивно — но только потому, что в силу обстоятельств они вступали в борьбу на последней ее стадии.

Шизофрения

Сложно отрицать, что психические отклонения играют роль в истории. Обычно это сводится к неадекватному поведению великих людей — императоров, полководцев, героев. Реально же можно заметить, что поведение целых народов в некоторые моменты совершенно неадекватно ситуации – что и приводило народы к гибели. По сути любая переоценка собственных сил, проводящая к военным и экономическим поражениям – это неадекватное восприятие реальности. Но если поведение целого народа неадекватно — должна быть какая-то группа, задающая это поведение.
Сфинкс для современной цивлизации – тайна, египтология – тайна, власть – тайна, а психические расстройства – вообще тайна за семью печатями. Причина, по которой тайна поддерживается сейчас – вырожденческие племенные режимы. В большинстве стран власти не пользуются никаким уважением, кроме ритуального, а уж если каждый начнет расставлять диагнозы их представителям... 
Диагнозы не сформулированы нормально, чтобы их невозможно было жестко использовать.

Популярные психические расстройства — а для истории масс интересны только популярные — делятся на две группы: это психопатия (склонность к тем или иным психозам) и шизофрения. Считается, что шизофрения неизлечима, а 70% психопатов излечиваются. Но проявления обеих вариантов растройств сводятся к одним и тем же комплектам нарушений, иначе говоря — синдромов. И потому следующий вывод, к которому можно придти: неизлечимые психозы — это та же шизофрения. К тому же есть свидетельства немецких и российских врачей, что если человека с психозом долго бить, психоз проходит. А если бить шизофреника — излечения не произойдет. По большому счету есть только одна болезнь – шизофрения и одно состояние — психопатия. Больные иными болезнями в истории не участвуют, а психопатия для истории не болезнь, а степень состояния культуры.

Шизофрения — психическое заболевание непрерывного или приступообразного течения, сопровождается характерными изменениями личности (аутизация, эмоционально-волевые расстройства, неадекватное поведение), мыслительными расстройствами и различными психотическими проявлениями.
симптомы:
• Разноплановость. Малозначимые черты обыденных вещей кажутся более значимыми, чем предмет в целом или общая ситуация. Проявляется неясностью, расплывчатостью, обстоятельностью речи.
• Разорванность. Постепенное или внезапное отклонение в мыслительном процессе в сторону случайных ассоциаций, склонность к символическому мышлению, характеризующемуся сосуществованием прямого и переносного смысла понятий. Отмечаются внезапные и непонятные переходы от одной темы к другой, внезапный обрыв мыслительного процесса, сопоставление несопоставимого.
• Угасание эмоциональных реакций, равнодушие, безразличие к окружающему. Парадоксальность, неадекватность эмоциональных реакций. Утрата интересов, отсутствие планов на будущее, бездеятельность.
• Амбивалентность. Сосуществование двух противоположных тенденций (мыслей, эмоций, действий) по отношению к одному и тому же объекту у одного и того же лица в одно и тоже время. Проявляется невозможностью завершить те или иные действия, принять решение.
• вычурность, манерность, нелепость поведения и поступков, эмоциональная холодность, парадоксальность, необщительность.
• беспричинный отказ, сопротивление, противодействие всякому влиянию извне
• хаотичность, нецеленаправленность, импульсивность движений и поступков, бессмысленная вычурность и манерность движений, нелепая немотивированная экзальтация, агрессия.
• дурашливое, нелепое поведение, манерность, гримасничанье, сюсюкающая речь, парадоксальные эмоции, импульсивные поступки.


Многие люди думают, что шизофреники — это натуральные психи, гоняющиеся за всеми подряд с острыми и тяжелыми предметами. Из списка видно, что это не так. Это сокращенное описание; но оно приведено достаточно подробно, чтобы можно было заметить, что во-первых, почти любой современный политик под какой-нибудь пункт подходит, а во-вторых, перечисленные состояния периодически присущи всем людям. Но поскольку это присуще всем, речь должна идти о переменной величине, где в крайних состояниях можно сказать, есть болезнь или нет, но нельзя определить грань болезни. Можно также сказать, кому не присуще ни одно свойство из перечисленного: полным идиотам, способным только пускать слюни. Поскольку грани нет, существует теримин «шизофренический характер» — когда некоторые признаки вроде бы присутствуют, а человек в общем нормальный. Выкручиваться приходится не только историкам, но и медикам.

Мышление бывает трех типов – рефлексивное, логическое и абстрактное. Логическое мышление не допускает создания новых образов на базе существующих, а ограничивается оперированием образами. Первые два вида мышления присущи животным и машинам, абстрактное мышление присуще только человеку. Абстрактное позволяет генерировать новые образы, в том числе и не имеющие физического содержания, иначе говоря, новые абстракции. Но если прибегнуть к сравнеению, выйдет, что высокий уровень абстрактного мышления и есть «шизофренический характер». Как это почти все время случается в современной науке, множество терминов означает одно и то же.

Тогда получается, что степень шизофреничности — это один из обычных параметров человека, такой же по сути, как рост в сантиметрах, присутствующий и как наследственное заболевание, и как сумма неадекватных реакций человека. Получается, как болезнь шизофрения — это избыток обычного параметра. Точно так как избыток или недостаток роста тоже относятся к болезням.
Существует мнение, что шизофрения вызывается нервными потрясениями. Реально она вызывается генами, а нервные потрясения приводят только к обострениям. Если обострять нечего, обостриться ничего не может; если задатков нет, то как не стрессируй человека, ничего у него не проявится. Но возможна обратная ситуация, что в силу отсутствия потрясений человек проживет всю жизнь и не узнает о наличии у себя такой склонности.

Степень интеллекта определяется сложностью создаваемых абстрактных конструкций, иначе — способностями к моделированию ситуаций. Человек может так увлечься этим моделированием, что создаст целый мир абстракций, в котором он и будет жить. А на внешний мир или будет обращать некорое внимание, или вообще не будет уделять ему внимания при тяжелых формах.
Некоторые формы шизофрении могут рассматриваться как повышенная способность к моделированию абстракций, до такой степени повышенная, что ставит под контроль волю человека. И если оба родителя обладают высокой степенью абстрактного мышления, ребенок, скорее всего, родится не только с шизофреническими наклонностями характера, а с шизофренией-болезнью.

Из вышеприведенного можно сделать вывод: уровень шизофреничности соответствует степени абстрактного мышления, или, еще более приближенно – степени интеллекта. Болезнь — это интеллектуальный перебор. Слишком много или слишком мало интеллекта – это всегда в той или иной степени отклонение от нормы.

Повышенные интеллектуальные данные, высокие творческие способности неотделимы от шизофренических проявлений. Чем выше эти способности, тем сильнее развито абстракное мышление. Рано или поздно эта область сознания получает контроль над волей — и шизофрения из скрытой формы переходит в явную. Алкоголь является лучшим стимулятором такого процесса. Можно заметить, что все талантливые люди, пьющие водку, или кончали жизнь самоубийством (Есенин), или погибали на дуэлях (Лермонтов — отказался стрелять).

Проверить шизофреническую реакцию можно с помощью малых доз бутанового спирта в водочном растворе; например, бутановый спирт содержит низкокачественная картофельная водка. Шизофреническая реакция присутствует только у людей с развитым абстрактным мышлением, или, что то же самое, с шизоидным характером. Склонность к суициду провоцируется моделированием абстрактных ситуаций со степенью реального усилиения; при употреблении бутанового спирта, обычно случайном с водкой, самоубийства и происходят.

Таким образом, сама культура потребления низкокачественной водки является фактором отбора, уничтожающим людей с развитым абстрактным мышлением и дающим преимущество людям с со слабыми интеллектуальными способностями. Это обратный природному отбор.
Все гениальные люди были в той или иной степени подвержены шизофреническим состояниям. Все гении имели шизофренический храктер. Собрание сочинений философов 19 и 20 веков можно расматривать как набор слабых патологий шизофренического плана. Гениальность — это болезнь, это форма сбалансированной на острие иглы шизофрении. Потому-то «на детях гениев природа отдыхает».

Если скрещивать особо умных с особо умными, получатся не особо умные, как может показаться на первый взгляд, а шизофреники. Интеллектуальные выбирают интеллектуальных – так заложено от природы; но природа в данном случае не поставила предохранитель.

Если скрещивать людей с гетерозисным эффектом, вероятность шизофрении многократно возрастает. Потому можно предположить, что компоненты, отвечающие за степень абстрактного мышления, находятся в парных хромосомах, причем их действие просто суммируется. Шизофреничность — очень частая причина вырождения и гибели гетерозисных линий. Калигула, Нерон, Каракалла — все они произошли от межнациональных браков и всегда качество родителей было очень высоким; в том числе был высоким и интеллект.

При рождении человека у природы никогда не получается попасть в точку: или недолет — слабый интеллект, или перелет — шизофреничность. Нации нужны и те, и другие. Нации как биологической машине нужна вариабельность признаков. Например, лица с высоким уровнем абстрактного мышления редко обладают высоким уровнем наблюдательности и хорошей памятью. В нации, как в едином организме, разные люди дополняют друг друга, точно так как элементы одного живого организма. Только крайних можно назвать реально бионеполноценными; а середина сильно размыта.

У людей с шизофреническими склонностями притуплен инстинкт самосохранения, нарушена адекватность восприятия ситуации и присутствует суицидальность. Если гетерозис носит массовый характер, получается общество, больше похожее на сумасшедший дом. Если людей с шизоидными склонностями мало, они растворяются в массе, занимаются науками и искусствами. Но если их много — получается пиратская республика, где никто никого не понимает, никто никого не боится, и никто ни о чем серьезно не думает.

Здесь опять можно вернуться к Гумилеву, поставившему на вершину своей пирамиды «пассионарности-как-анти-инстинкта» жертвенность. Жертвовать собой заставляет не мифический антиинстинкт, а психопатическое состояние в человеке с шизофреническим компонентом; такая смесь забьет собой любой инстинкт самосохранения.

Когда Римское население стало достаточно вырожденным, увеличилось количество межнациональных браков. В первом поколении рождались люди высокого качества, с высокими физическими и интеллектуальными параметрами. Но во втором поколении появлялось большой количество людей с шизофреничными наклонностями. Смесь гетерозисов первого и второго поколения и породила ту совершенно дикую человеческую смесь, и ту борьбу за власть, которая была названа эпохой солдатских императоров.

Подобные ситуации возникали и позднее. Например, пиратская столица Порт-Ройял — здесь смешивались десятки национальностей со всеми расами, здесь были гетерозисные первое и второе поколения сразу, сюда попадали и потенциальные «нейтроны», и в грош не ставящие свою жизнь шизофреники. Репутация этого места была такова, что многие пиратские корабли боялись сюда заходить. В конце концов Порт-Ройял выродился до нуля. (А если бы причиной его гибели стал ураган, он был бы построен заново рядом с прежним местом).

В зависимости от ситуации в нации происходит социальный отбор в отношении подобных групп. Усложнение социальной структуры ведет к востребованию более интеллектуальных, упрощение – предоставляет возможности менее интеллектуальным.

Если уничтожать всех заподозренных в шизофрении, таких больных станет гораздо меньше. Но будет уничтожен целый генетический комплект, связанный с высоким интеллектом и способностью находить нестандартные решения. Нация со временем превратится в собрание строго традиционных, лишенных творческого мышления биороботов, способных только выполнять обязанности в каких-либо рамках. Возможно, когда-то очень давно подобные процессы проходили у азиатских наций, что отражается на их крайне заниженном творческом потенциале в настоящее время.

Психозы

При том, что слово «психоз» употребляется постоянно, например, в сочетаниях «военный психоз», «биржевой психоз», с самим термином вышла небольшая проблема – ни словари, ни медицинские издания не дают его толкового определения. Психоз – это состояние; это состояние может быть индивидуальным или массовым, явным или подавляемым, агрессивным или пассивным.

Психоз представляет собой совокупность неадекватных условиям действий, сопровождающихся повышенной эмоциональностью. Психоз – это состояние человека или сообщества, а не болезнь. Он поражает как народы, так и отдельных людей. Массовый психоз является главным фактором чуть ли не любого восстания и не любой революции, и потому его традиционное игнорирование при описании событий представляется более чем странным.

Люди раздражаются во вторую очередь из-за внешних раздражителей. Внешние — только катализаторы. Люди раздражаются, когда им холодно, когда они голодны, когда им страшно. В общем, когда испытывают изначальный дискомфорт. До того, как человек вспыхивает, разражение в нем уже есть. Конфликт между космической линией преемственности поколений и собственными биологическими параметрами (для бионеполноценных) или той же линией и социальными возможностями (для биополноценных) вызывает дискомфорт необъяснимого со стороны личности типа. Личность чувствует все время, что что-то не так, но что именно – не может ни понять, ни представить.

Психоз вызывается дискомфортом; а самые тяжелые случаи психоза – необъяснимым постоянным дискомфортом. Потому-то люди с биологическими нарушениями психуют, когда им говорят о биологии и о всем, что с нею связано. А биологически полноценные психуют, когда не могут себя реализовать. И если у бионеполноценных психоз всегда периодический и часто яркий, то у биополноценных в антибиологическом обществе он становится скрытым и перманентным, всегда готовым вырваться наружу. И когда массовый психоз прорывается – начинается резня. Системы власти научились скрывать истинные причины массовых дискомфортов; но массы, даже не понимания истинных причин, все равно пытаются их преодолеть кружным путем. Так появляются различные «движения сопротивления» – религиозные, сепаратистские, глобалистские, экстремистские и им подобные, в «комфортных» обществах не встречающиеся; в «комфортных» обществах люди создают ценности и радуются жизни. Но «комфорт» не может быть результатом мира и труда; мир – результат первичного «комфорта», обычно выраженного в перспективах.
Культуры содержат нормы реакций; психоз представляет собой неадекватную относительно культуры реакцию. Культура предполагает диапазон разброса реакций для стандартных ситуаций. Например, на какое-то конкретное оскорбление принято отвечать подобным оскорблением; тогда неадекватной реакцией будет как не отвечать на оскорбление совсем, так и лезть из-за него в драку. А нестандартная ситуация всегда заставляет человека нервничать – но это тоже психоз.

Степень выражаемого психоза – параметр культурный, а не биологический. Только культура определяет, насколько можно выражать свои эмоции. Некоторые люди идут в бой, потому что это для них красиво. И жертвуют жизнью ради психопатически воспринятого идеала красоты или в той же степени воспринятой неприязни. Поскольку биополноценные обычно в большей степени контролируют свои чувства, героизм обычно достается на долю людей с нарушениями. Героизм – это форма психоза.

Причина массовых психозов — концентрация или полноценных, которым не дают следовать программе, или неполноценных со сходными нарушениями. Глобальная революция получается в результате одновременного психоза и биополноценных, и бионеполноценных. Психоз — это нормальная реакция на ненормальную обстановку. Сумма неадекватных реакций может возникнуть как реакция биологически полноценного человека на ограничения со стороны биологически ущербного общества.

В зависимости от числа шизофреничных массовый психоз может быть как простым, так и к усугбленным шизофренией – проще говоря, изощренным, имеющим абстракции в своем составе. Тогда возникают новые государственные устройства и новые системы власти; существуют они недолго в историческом плане, но след оставляют яркий. А после ухода еще десятилетиями вдохновляют элементы с развитым инстинком подражания и в равной мере нездоровой психикой.
Большинство сект, в том числе все изуверские, возникают, когда склонные к психопатическим проявлениям объединяются вокруг столь же склонного к этим проявлениям лица, обладающего еще и шизофреничными наклонностями. Возникла даже специальная технология взаимодействия, когда психоз сначала нагнетается в людей порознь, а потом им предоставляется возможность проявить весь накопленный потенциал психоза в группе. С ростом количества бионеполноценных в обществах эти технологии становятся не только сектантскими, та же психологическая развязка, наступавшая в оргиях, используется на митингах и демонстрациях. Так что шизофреники – это детонаторы доведенных до психоза масс.

Психопатические состояния существуют в большей или меньшей степени всегда, и задача власти – или придавать им направленность, или создавать для людей нормальные условия жизни. Как форма управления психозами обычно провоцируется бытовая преступность. Именно этот процесс – управление – с ужесточением социальных условий чаще всего выходит из под контроля. И «количество психоза» биополноценных превращается в количество жертв, а «количество психоза» бионеполноценных – в количество страданий этих жертв. Так что чтобы посмотреть, насколько «положительной» была социальная система, нужно выяснить, в какой степени психоза она закончила свое существование.

Люди-овощи

Само понятие таких людей введено Э.Лимоновым. Так часто случается, что поэты находят сам факт существования явлений, о которых до того никто не догадывался. И уже после, когда факт существования «поэтически» установлен, наступает время для детального рассмотрения. Имеется в виду «растительное» поведение: эти люди живут исключительно исходя из внешних факторов. Они не имеют собственных устремлений и во всех своих действиях пользуются полученной извне информацией о том, что нужно делать и что не нужно. У людей-овощей нет собственного мотива; любой их мотив — заимствованный.

Человек-овощ представляет собой одну из многочисленных форм вырождения. Абстрактное мышление отсутствует, инстинкты ослаблены, но есть. Эмоциональность почти отсутствует. Присутствуют психопатические реакции на события, пропадающие после физического воздействия. У каждого из этих людей есть незначительный дефект здоровья; но этот дефект фактически не заметен, и сам такой человек может прожить всю жизнь, так о нем и не узнав.

Скорее всего, такой тип человека возникает в результате накопления дефектных генов с неполным доминированием. Обычно люди-овощи являются чистыми национальными экземплярами, вырожденными именно в результате чистоты. Иначе это можно назвать болезнью породы. Да, конечно, человек-овощ – это феномен культурный; но поскольку в глубине любой культуры лежит биология, это явление биологическое. Т.е. человек-овощ это: генное нарушение + сниженный интеллект + следственное нарушение функций абстрактного мышления в одном флаконе. Лечению не поддается, но хорошо продается в рабство.

Уровень воспроизводства таких людей низок; то, что они плодятся как кролики — это легенда. Только в некоторые периоды жизни нации, особенно при жестоких гражданских войнах, люди-овощи могут очень сильно размножиться. А когда сходных людей много, они создают свою культуру.

В зависимости от ситуации направление поведенческой культуры может задавать почти любая группа. Например, в нации может установиться психопатическая культура — т.е. жизнь ничего не стоит, главное — это слава и богатство, в бой, а там разберемся... 

Если так случится, что первое поколение воюет и уничтожает друг друга, второе покление делает то же самое, то уже все равно, каким биологически будет третье поколение — оно будет вести себя в соответствии с культурой и уже сложившейся традицией, а именно как первые два. Но оно может ситуацию понять (что сомнительно), или просто устать, и остановиться.

Например, если нормальным поведением большинства считается заниматься земледелием и размножаться в больших количествах, люди-овощи в равной с полноценными степени будут делать то же самое; получаться у них будет хуже, но ненамного хуже.

Если нормальным поведением биополноценного большинства будет бегать с саблей по горам и творить разные безобразия, люди-овощи займутся тем же самым. Но в результате военного отбора число людей-овощей будет постоянно сокращаться. Потому может возникнуть ложное чувство, что у некоторых народов таких людей нет.

Если людей-овощей в системе больше суммы всех прочих, наступает период снижения активности нации, состояние спячки.

В античном мире люди-овощи были идеальными, лучшими и дорогими рабами. Например, в римский период таких было очень много в Греции и некоторых областях Малой азии, где до римского завоевания восточные деспотии уничтожали всех биополноценных как угрозу.
Цепочка получается следующая: деспотии ограничивают свободный выбор и одновременно насаждают рабскую мораль. В результате появляется большое число людей с пониженным биологическим качеством и с рабской психологией, причем появляются они на всех социальных уровнях системы. Во внешней конкуренции рабское государство всегда проигрывает соседям. Далее ситуации могут варьироваться от полного исчезновения рабского народа до восстановления нормальной ситуации. На Ближнем Востоке случилость так, что всех покорных, «хороших» рабов продали в Рим, а оставшиеся, «плохие» рабы и оказались биологически качествеными. Они размножились и начали бунтовать, объединяясь при этом с варварами. И именно эти рабы открывали варварам ворота городов. Получается, Рим, уничтожив деспотии, восстановил нормальное биологическое качество народов восточного Средидземноморья.

Нации, состоящие из людей-овощей, очень легки в управлении, но абсолютно неприспособлены к отражению внешних угроз. Им все равно, какая будет власть. Рано или поздно эти народы превращаются в рабов и постепенно уничтожаются завоевателями. Уничтожать такие народы сразу — портить живой товар.

Римляне обожглись на том, что набрали в рабы иллирийцев и цезальпийских галлов — получили восстание Спартака. Потому после завоевания Галлии основным направлением был выбран восток, а не более близкий север.

Может возникнуть ощущение — люди от смешанных браков — неполноценные, люди-овощи — неполноценные... 

Кто же тогда полноценный в Риме? Позитивный пример можно привести для современного общества: сейчас за усредненный идеал полноценности можно принять летчиков гражданской авиации. У них есть и здоровье, и интеллект, но абстрактного мышления почти нет – летчики не пишут романы и не рисуют картин в свободное от основной работы время. А для древних сообществ такие люди оказывались рассеянными по всем социальным группам. К тому же биологически полноценные встречаются и среди второго гетерозисного поколения, возвращающегося в нацию, и среди детей людей-овощей по статистическому распределению.



На примере Римской империи отслеживаются следующие группы, определяющие вектор национального развития:
— биологически полноценные, число которых постепенно падает.
— шизофреничные интеллектуальные, в том числе гетерозис первого поколения с повышенными личными качествами.
— гетерозис второго поколения с повышенной шизофреничностью.

Вырожденные – эти вырожденцы делятся на «людей-овощей» и психопатических вырожденцев; качество этих групп одинаково, просто первые неадекватно тихие, а вторые неадекватно буйные.

Нормальная ситуация расширения характеризуется положением, когда люди с развитым абстрактным мышлением находятся у власти, при этом действуют в интересах большинства биологически полноценных, а вырожденные копируют поведенческую культуру биополноценных. При синхронном росте биологического качества общество всегда начинает внешнюю экспансию.

Нормальная ситуация стабилизации возникает, когда биополноценных большинство, они же находятся у власти (например, в качестве династии), вырожденные копируют поведенческую культуру биополноценных, а остальные группы не оказывают значимого влияния на ход событий.

Если по каким-либо причинам начинается качественная дифференциация по группам, число биологически полноценных сокращается, возникает много и вырожденных, и интеллектуальных, в обществе возникает психопатическая обстановка, часто приводящая к гражданским войнам.

Во время бурь и потрясений вырожденцы и второе герерозисное поколения любят прятаться по щелям. А по окончании самоуничтожения шизофреничных и качественных они с накопленными богатствами начинают лезть на вершину власти.evan-gcrm.livejournal.com/630115.html

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: