История про туземца - ч.2

История про туземца — 2ч.



У одного из лучших писателей нашего времени перуанца Марио Варгаса Льосы есть потрясающая книга «Капитан Паталеон и Рота добрых услуг». Хотя дело происходит в Перу, но (что греха таить) люди везде одинаковы, все страны похожи, идиотизм не знает границ и хорошие книги — они немного и о тебе.

Действие происходит в Перу. Армейские гарнизоны в Богом забытой глуши вытворяют черт-те что… Насилие, разврат, грабежи… хотя, в принципе, для Латинской Америки ничего особенного…

Устав от проблем с ошалевшей солдатней, руководство перуанской армии в столице решается на эксперимент. Под армейской «крышей» они создают «забалансовый» передвижной публичный дом, который должен добираться до самых отдаленных гарнизонов, чтобы снимать там у брутальных латиносов сексуальное напряжение. Разумеется, все от столицы очень далеко, неформально, не трогая политику, церковь, общественные нравы...

Возглавить это «специфическое задание» поручают тихому штабному администратору. Вся книга — история этой «роты».

У Варгаса Льосы особый стиль. Половину романа составляют письменные отчеты Капитана своему руководству, в которых он проводит обоснование «бизнес-проекта». Так как организатор добропорядочный семьянин и этакий рохля, он буквально «с нуля» проводит исследование «рынка», изучает спрос и предложение, выбирает способ реализации проекта, обосновывает затраты, кадровую политику, мотивацию персонала, бухгалтерию, PR и GR… Словом, эта часть книги — отличное пособие по менеджменту, написанное емко и смачно, простым и понятным языком, хотя и на несколько необычном примере…

Для капитана Пантелеона это задание становится самым сложным испытанием в жизни. Но он выходит из ситуации (если можно так сказать про эту «отрасль») практически с честью. Сюжет прост как мир, стар как цивилизация, а Льоса всегда пишет так, что любые Рабле и Свифты — курят в сторонке…


Через год работы борделя и 200 страниц книги «Рота добрых услуг Капитана Пантелеона» оказывается не только самым боеспособным подразделением всей перуанской армии, но и пожалуй, самым эффективным подразделением всей перуанской экономики. По стране идут стихийные конкурсы за право служить в его «роте». При том, единственные, кто до поры — до времени ничего не подозревают о происходящем, это жена и теща служаки.


Развязка заслуживает того, чтобы прочесть книгу. Как всегда у Льосы, содержание уходит на второй план, мысли вылетают далеко за границы истории и вместе с героями изменится сам читатель.

Одной из основных «идей» книги оказывается та, что все, что строится в Перу, понятно населению, экономически эффективно — должно быть или просто борделем или на грани борделя. Именно «бордель» и есть национальная идея страны, суть ее экономики и самая эффективная бизнес-единица. «Бордель» оказывается настоящим символом страны, трагедией разумного человека и настоящей связью с окружающим миром.

К чему это вступление? Мы сами не догадываемся, насколько мы похожи на «латиносов». Хотели, как лучше, но получилось, как всегда, – по похожему поводу двадцать лет назад сказал наш премьер – министр. Словом, в нашей жизни, этот «дух борделя» присутствует очень часто… Иногда непосредственно, иногда — не явно. И роман перуанца особенно интересен тем, что Льоса называет вещи — своими именами. И дает хороший повод посмотреть вокруг — с неожиданного ракурса.

Словом, там, где мы в России скромничаем и робко называем творящееся вокруг — «бардаком», перуанский писатель назвал вещи иначе, понял ситуацию — глубже, и возможно, что понятие «бордель» описывает то, что происходит с нами — намного логичней…

Апрель 2003.

С иностранным МВА, новыми знаниями и свежими силами я вернулся в Москву и снова пришел на порог банка, из которого ушел полтора года назад. Это был тот же офис, те же люди, но изменилось все. Что произошло? Хорошее образование — это огромный опыт. Когда ты увидел свою работу по новому, ты четко понимаешь, что в любой работе есть две крайности.

Можно выполнять работу, как Дело, где требуются какие-то знания, нацеленность на результат, координация с чужой работой, умение обосновывать и принимать рискованные решения…

Или есть другой способ работы: актерство, интриги, мутить «воздух» вокруг, создавать сплетни, заниматься перераспределением того, что создается другими, или произойдет само-собой.

В конечном счете, продажа своего труда – это всегда «торговля воздухом». И строго говоря, Менеджмент — это наука о том, как этим воздухом торговать. Но внутри любой работы есть то, что отличает профессионала от интригана. Это то, что требует знаний, опыта, риска и расчета. То, что приносит доход и прибыль. То, чему хочется подражать и учиться. А если этого нет… тогда остается один цинизм, не с чем сравнивать, некуда равняться, незачем идти…

Настоящее образование всегда меняет человека. Чтобы получить новые знания нужно быть идеалистом. Новые знания входят в тебя, когда ты понимаешь их, что «именно так правильно». Без этого, тем более, на чужом языке, что-то новое принять почти невозможно.

Выучившись, я начал мыслить, как идеалист, чудовищно инфантильно и потерял связь с действительностью. Привезенный из дальних стран опыт стал рисовать другие перспективы. И то, как я стал видеть себя и свою работу – буквально сводило с ума. Мир вокруг открылся иначе. Неожиданно стало понятно, что Шеф и Хозяин банка был просто политрук, который никакими серьезными профессиями не владел, кроме умения воодушевлять. На приватизации он удачно обманул несколько пацанов, сделал капитал, поверил в свою удачу и «узвездился» в своей исключительности. И то, что выстраивает вокруг себя, было не бизнес, не банк, а… самая настоящая порнография…

Вокруг я видел все больше тех, кто подобно ему, успешно «продавался», удачно толкал воздух, работал на создание впечатления, не делая помимо «самопродажи» совсем ничего. Бизнес все больше собирал людей, подобных его «хозяину». А те, кто были до того, поневоле принимали условия этой игры, и начинали все больше походить на шефа.

Понятно почему: каждый человек стремится к тому, чтобы его окружали похожие на него люди. Понятные и прогнозируемые типажи — дают максимальный внутренний комфорт. Да и с другой стороны, когда люди работают рядом с начальником, они поневоле и подсознательно заимствуют у своего «идеала» все без разбора.

Еще хуже оказалось то, что такой взгляд вышел за пределы рабочего места и офиса. Город и страна вокруг открывались, как большой «бордель». В банках почти не осталось людей с опытом работы при СССР. Бизнесом не занимался никто, но изображали бизнес — все. По такой модели работали в Москве и на местах, чиновники, правительство, депутатский корпус, так работала вся долбаная элита страны.

Но не так уж изменился мир вокруг, просто изменился я, и все увидел адекватно, без иллюзий и без прикрас. Старые «советские» институты ушли. То, что пришло им на смену было «туземным» вариантом. Новые формы управления строились не по какой-то логике или «рынку». Логики и рынка там не было совсем. Там был незатейливый колониальный «вахтовый метод». Его суть — собрать в «этой стране» максимальное количество бабла за минимальный срок — и свалить за пределы «этой юрисдикции». Никто вокруг не видел себя и свое будущее — со страной. Свою страну они называли «эта страна». Их можно было назвать «этостранцы».

Банк походил на бордель и на проходной двор. Человеку со стороны, возможно, сложно поверить, что любой проходимец может держаться на поверхности в любом бизнесе, не зная о нем практически ничего. Однако именно так происходит повсюду, и делается довольно элементарно. Любого человека можно вывести на позитивные эмоции и «развести».

Топ-менеджмент банка, казалось, совсем забыл о бизнесе, и занимался только тем, что применял методы банального обольщения, апеллируя к симпатии одного — единственного зрителя, который в окружении лизоблюдов деградировал с космической скоростью.

Существует большое число методов обольщения, их называют НЛП, рапОрт, так работают приемы, которые используют разведчики при вербовке, «карнегизмы», умение «зеркалить», многозначительное молчание, ссылки на «авторитеты», звания, родственников, связи. В конце-концов, если душевная близость не получается, ее уводят в интим.

Методов много, но у профессионала своего дела и честного человека все равно должно быть «свое конфу», и он не имеет права использовать методы примитивного обольщения. Видеть и понимать «это» умный человек обязан, чтобы не попадаться на них. Но приличный человек не должен до них опускаться. Словом, в каждой профессии есть то, чему не учат. Это выходит за границы профессии — туда, где начинается что-то другое: театр, «шапито», бордель…

В современной политике встречается концепция «постмодерна», когда то, что делает человек — не имеет никакого значения. Важно только то, что о нем пишут и говорят. Такая форма управления существовала давно… но социологи обращают внимание, что в управлении этот способ стал доминировать в конце 1970-х.

Незадолго то того американский плейбой Джон Кеннеди стал президентом и символом обновления страны — только потому что нравился толпе… В управлении страной он был полным нулем. 30 лет назад Рональд Рейган, будучи всего лишь актером, причем, далеко не самым хорошим, вдруг оказался лучшим президентом США… Тогда же истеричная британская домохозяйка без тормозов и тупая, как овца — стала считаться лучшим британским премьер-министром.

Почему? Когда система построена и налажена, часто достаточно просто «делать вид»… Что ты президент, что ты премьер-министр, что ты менеджер. Если система работает, то даже «клоун» может быть не плохим вариантом. Клоун умеет продавать себя на публику лучше, чем какой-нибудь работяга. Конечно, работать клоун не может, потому что не знает как. И если работает, то собирает вокруг себя одних «клоунов». А что происходит, когда в системе остаются одни «клоуны»?…

Говорят, что самый ценный ресурс – это люди.
Конечно, это ерунда… самый ценный ресурс – это мозги.
Но эту разницу (между людьми и мозгами) военные, чекисты,«политруки» и клоуны – не понимают в принципе. По другому обучены. По другому работают.

Грамотно управлять — это искусство. Нужно правильно сформулировать цели. Грамотно подобрать ресурсы. Сплотить Команду. Грамотно объединить людей — общей задачей и мотивацией. Найти оптимальный способ реализации, направить ресурсы в нужном направлении, обеспечить контроль, продажи, работу… Но если вокруг «постмодерн», то все это не имеет никакого значения. Важно только то, что придет в голову единственному зрителю.

Знания и конструктивная работа в российском бизнесе начала 2000-х оказались совсем не нужны. Вокруг меня болтались десятки «рейганов» и «рейганенков», которые (словарем и манерами) походили скорей на наркоманов и проституток, чем на менеджеров… Бизнес не интересовал никого, менеджмент интересовался только премиями и распилами.

После того, как я вылез со своими мыслями, мне настоятельно посоветовали сложить мои мысли трубочкой и спрятать поглубже. Попытавшись их применить, я столкнулся с тем, что это было никому не нужно, совсем не интересно, а местами — просто опасно.

Но это была моя профессия. Это я умел. Этому я учился. На это потратил много лет. И уходить не хотел. Было логично, что хозяин бизнеса имеет право выбирать, на каком языке говорить с наемными работниками. Попробовав работать по тем правилам, которые были в окружении Хозяина, через несколько месяцев я вдруг стал стесняться своего приличного вида, старался не смотреться в зеркало, помалкивал – там, где нужно было сказать, и резко высказывался там, где стоило промолчать. Внутреннее «я» отказывалось принимать эти условия.
Вы никогда не замечали, что даже банальный «запой» иногда имеет благородный смысл, потому что является реакцией на окружающий мир и внутренним протестом?

Наблюдать за шефом было тоже интересно. Деньги дали ему самоуверенность, цинизм убил человека, лень и жизненный опыт убедили, что любое действие только увеличивает степень несовершенства мира.
Актерство, профессиональный идиотизм и лень легли в основу его «политики». Театр начал превращаться в секту. Но избыток бабла, недостаток ума и окружение лизоблюдов всегда одинаковы. Если человек свихнулся, построил вокруг себя дурдом, и оградился от мира забором — уже никакие деньги не спасут.

Чтобы избавиться от рисков, банк прекратил почти всю деятельность. Шли потери, но Хозяин решил, что его финансисты просто не умеют считать. Под зачистки пошли те, кто имел собственное мнение, и не соответствовал его представлениям об успехе. В течение пяти лет специально для Хозяина ежегодно изобретали все новые системы, как считать прибыль. За пять лет, которые Хозяин считал прибыльными, он умудрился потерять все. Нанимались люди, не способные на собственное мнение, независимое суждение, лишенные бизнес-логики, не способные отстоять свое мнение, родственники, любовницы, любовницы родственников и родственники любовниц.

Интересно увидеть собственными глазами почти все ошибки, которые возможны в бизнесе — сразу.

Актеры и актерство в бизнесе очень живучи…
Они могут называться «рейганы», «клинтоны», «обамы», «чубайсы» или «тандемы» — но метод их работы один: работа на внешнее впечатление, только на ПиАр. ПиАр должен дать Власть, Власть нужна, чтобы дать ПиАр. Круг замыкается. В этой системе конструктив не нужен, а мыслящий человек — недоразумение. Если о внешнем мире и вспоминают, то только перед выборами.

Итак, вы когда-нибудь работали в «борделе»?
Не торопитесь отвечать на этот вопрос… Дух того-перуанского борделя был в Москве — повсюду. Латинская Америка была справа, слева, впереди и сзади. Вокруг говорили по-русски, но то, что творилось вокруг – никак не соответствовало тому, чему тебя учили родители и учителя, чему учила улица и умные книги.


Я не лез в политику, был полезен, и мной затыкали разные дыры.
Меня швыряло из одного участка – к другому.
Везде было одно, и я уже боялся называть вещим своими именами.
Земельная компания была рейдером, разрушившим несколько колхозов,
Благотворительный фонд занимался распилом медицинских бюджетов.
Финансы были формой обмана и обнала.
Обслуживание клиентов – инфраструктурой чиновничьего воровства.
Строительство дорог – зачетами и откатами.

То ли финансы там, где грязь.
То грязь там, где финансы.
Но возможно, что есть профессии, где грязь — просто их часть. Если профессиональная деформация личности — означает превращение в говно, то надо думать, подходит ли тебе такая профессия… Возможно, что есть целые отрасли и профессии, куда нормальному человеку не следует соваться.

Когда работа воспринимается, с интересом, как этакий сборник сложных задач, можно долго не задумываться, куда дует ветер… Став банкиром, но не будучи банкиром по призванию и банкиром по происхождению, я наивно продолжал смотрел на банк логикой инженера, понимал его, как машину, до винтика – полностью, хотя и по своему. И как инженер искренне переживал за работу «механизма».

Говорят, что у мышления есть две крайности. Технари думают обо людях, как о механизмах, а гуманитарии – о машинах, как о людях. Одни умеют думать картинками, другие умеют думать текстом. Друг друга эти крайности понимают так же плохо, как мужчины и женщины. Но они дополняют друг друга. Умение думать «и так- и так», позволяет видеть больше. Но зачем нормальному человеку нужно видеть больше говна?

До поры до времени, «свобода» самовыражения и индивидуальный стиль сходили мне с рук. Но в итоге я сорвался, и написал Акционеру письмо с обвинением его Главного менеджера в тупости и безнадежности. Я «на пальцах» объяснил, что директор – вредитель, который работает против бизнеса, нарушает здравый смысл и традиции. В моей записке было около двадцати пунктов, где без повторов и преувеличений были изложены сомнения в адекватности Менеджера.

Ситуацию делал веселым факт того, что тот акционер сам же был главным менеджером. И письмо было веселым и хамским предупреждением, что человеку следует заниматься делом, а не ерундой.

Это было мое заявление об уходе. Но это письмо оказалось, наверно, самым дельным советом тому Акционеру лет за десять. Существует много примеров того, как бездарный и жуликоватый менеджмент в отсутствие контроля растворяет любые деньги со скоростью 50 % капитала/ в год. Этакая формула «полураспада капитала».

Когда ты вошел в резонанс с окружающим миром – надо или перестраивать мир, или перестраивать себя. Если ты молод душой, то адреналин и тестостерон сами выбирают первый вариант. Собрал вещи — и вышел из банка.

«Внутренний Че Гевара» определил направление – на Каракас. Зря говорят, что дауншифтинг не лечит. Иногда только им можно исправить «настройки». Сменив среду, я неожиданно обнаружил, что жив, и жить — хорошо.

Когда тебе есть, куда меняться, ты не безнадежен. Выучить испанский — оказалось совсем не сложно. Что то есть привлекательное в этом языке. В нем простая фонетика, логичная грамматика, мало исключений. А если еще и есть с кем поговорить, то изучение чужой культуры идет параллельно языку, и совсем не утомляет.

К тому же, в любом месте можно встретить людей, которые действуют на тебя как «химия». Это не про отношения мужчин и женщин, а про другую химию. Когда тебе не хватает опоры в жизни, и ее ищут заново.

Вообще, знакомство с другими системами ценностей – меняет тебя. За пределами отелей в чужих странах можно встретить много неожиданных людей. Интересные приключения расширяют кругозор, дополняют мировоззрение… Хотя и могут возникнуть опасные последствия. Ведь что тебе дома делать с «чемоданом», впечатлений и мыслей, набранным в заморских странах? К тому же, если этот «чемодан» у тебя в голове… И если там «застряло» что-то чужое…

В Венесуэле я завис на месяц в дешевой гостинице для backpack travellers в одной комнате с пастором эфиопской церкви и растаманской Библии «Кебра Нагаст». Мужик из Никарагуа, инструктор по кайту, свободно говорил по американски. Где можно было найти более интересного собеседника, с которым сам- собой подтянулся испанский?

Мы не «вербовали» друг друга. Просто постоянно спорили по поводу революций и коммунизма. Маркса и Троцкого, Ленина и Мао, коммунизма и демократии. Там был забавный коктейль из взаимоисключающих взглядов на жизнь: католицизма, буддизма, марксизма и растафарианства. Латиносы думают категориями справедливости, с ними просто.

Когда ты научишься читать слева – направо, справо-налево и даже как китайцы сверху – вниз, ты поневоле видишь то, мимо чего обычный человек проходит мимо. Это не всегда хорошо, но с этим можно жить.

Поменял профессию, жизнь, окружение…
Несколько лет назад опять остался без работы. Прихожу на собеседование в большую строительную компанию. Зима. На улице минус двадцать пять. Зеленоград, от метро на автобусе 20 минут. Накануне я промерз, вечером водкой согрелся и увлекся. Когда рано утром поднялся, в голове было пусто и гулял ветер, мысли отсутствовали. Опыт говорил: к собеседованию — готов.

Для начала прошел тест на внимание. Нет проблем. Потом на полчаса посадили за компьютер отвечать на вопросы. Потом собеседование. Пара вопросов и все. «Спасибо, Вы нам не подходите, мы вам даже не перезвоним». Меня так быстро никогда еще не отшивали. Почему? У вас 157. И что? Нам на финансы нужен человек попроще…

На работу менеджером требуется определенный тип. Он не должен быть умным. Нельзя доверять свои деньги – тому, кого не сможешь полностью контролировать. Бывают профессии, где быть умным — просто нельзя.

Оказалось, что по-тихому ненавидя свое дело, помалкивая в тряпочку, не вякая — там, где тебя не касается, я проехал много стран, набрался нескольких языков, прочел сотни умных книг и не заметил, что вырос из своей профессии. Перерос себя самого. Однако — хорошо, что все-таки узнал об этом. Когда, готовясь к собеседованиям, я стал системно напиваться накануне, так как заметил, что в бодуне больше нравлюсь работодателям — в этом был знак.

Китайцы говорят «бу дзяо – бу ши, бу зуо – бу хуи». Не видел – не знаешь, не делал – не умеешь. Когда много видел и много умеешь – это и есть твой ресурс. Если смотришь на все шире, надо думать над тем, как себя реализовать.

В Москве действительно, не шибко любят умных людей. Москва — вообще странный город. Место, где проживают больше армян, чем в Ереване, больше узбеков, чем в Ташкенте, то же самое про евреев, азербайджанцев, грузин, таджиков, чеченцев, дагестанцев… этот город, по странному недоразумению, является столицей русских и России. Он сосет из них соки. Делает это без башни, без тормозов… словно надеясь свалить в Лондон — весь разом. Без связи со страной, этот город ведет себя по отношению к провинции — как колонизатор с туземцами и Москва тупо не понимает, что этим уничтожает себя саму. Город живет своими представлениями о морали, и даже не понимают, что вещи, которые считаются в Москве само-собой разумеющимися — в провинции часто считаются законченным свинством.

Оказывается, в регионах люди с головой — нужны. Там можно работать по 12 часов в сутки. Там ты будешь нужен и потому — счастлив. Обратной дороги в Москву — нет. Не отрезать же себе половину мозга, чтобы стать похожим на кого-то другого. Все самое худшее — оказывается, уже произошло.

 

P.S. от fil.o.v — на эту же тему книги приведённой в этом посте раньше высказывался Е.Гильбо и в том же ключе с аналогией по нашей стране и ситуации в ней. «Бордель-терьер как основа жизни по роману Марио Варгаса Льосы»:
filov.mypage.ru/24685137.html

 

radmirkilmatov.livejournal.com/129780.html

 

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: